ТЕКСТЫ
1095

Ты мой

Дата публикации: 17.10.2016
Дата последнего изменения: 17.10.2016
Автор (переводчик): Deattom;
Персонажи: Дин; Сэм; Джон Винчестер;
Жанры: АУ; БДСМ; драма; инцест; кинк; нон-кон; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: миди
Саммари: АУ. Сэм старше Дина и любит его совсем не братской любовью. Когда Дин объявляет о своем решении уехать в Стэнфорд, Сэм понимает, что не сможет отпустить Дина. Он похищает его, а отцу говорит, что Дин уехал и отказался возвращаться. Забытый всеми, Дин вынужден исполнять роль секс-игрушки для охваченного больной привязанностью брата.


Глава 1

Глава 1

– Сэм, пожалуйста, остановись, мне больно…

Свист плети рассек воздух, раздался громкий щелчок по влажной от пота коже, а следом за ним – хриплый стон.

– А думаешь мне не больно было? Смотреть на тебя, не имея возможности прикоснуться? Думать о тебе по ночам? Отдавать тебе всего себя, не ожидая ничего взамен? Единственное, на что я надеялся – благодарность, просто благодарность. А ты вместо этого собрал вещи и решил уйти, бросить меня! Считаешь, мне тогда не было больно?

– Прости, Сэм, прости, я не хотел… пожалуйста, отпусти меня!

Плеть взметнулась в воздух и Дин подавился очередным криком.

***

Дверь с грохотом раскрылась и в комнату влетел раскрасневшийся Дин.

– Я так больше не могу! Он совсем меня не слышит, Сэм!

Сэм отложил книгу и посмотрел на младшего брата. Тот глубоко дышал, зеленые глаза метали молнии, коротко остриженные волосы в беспорядке торчали в разные стороны.

– Мистер Джексон сказал мне, что с моими знаниями я могу поступить в любой университет, какой только захочу. Как отреагирует любой нормальный отец, когда узнает такое о своем сыне? Он будет горд, Сэм! А знаешь, что сказал папа? «Выброси эту ерунду из своей головы!». Он хочет, чтобы я мотался с ним по стране, ночевал в дешевых мотелях, питался несвежими бургерами и пивом, а самое главное – охотился на монстров! А у меня, может, другие цели в жизни!

На какое-то время Сэм выпал из реальности, просто смотрел на своего брата, возбужденно расхаживающего по комнате.

«Присматривай за Дином» – эта жизненная установка была привита Сэму его отцом, и усердно вдалбливалась каждый день, с тех пор, как его с Дином мать погибла при загадочных обстоятельствах. Когда Сэму было пятнадцать, Джон познакомил его с миром сверхъестественного, стрелять и драться он научил своих сыновей еще раньше. И если Сэм принял и согласился с идеей своего отца «спасать людей, охотиться на нечисть», то Дин был совсем другим. Сэм плохо помнил маму, но был уверен, что Дин пошел в нее, в то время как сам он был копией своего отца. Дин, с его веснушками, большими зелеными глазами, пухлыми губами и мягкими правильными чертами лица, заметно выделялся на фоне отца и брата – темноволосых, черноглазых, от которых за милю веяло опасностью. Он вообще был другим – легко вписывался в социум, в каждой новой школе, которые менялись с головокружительной скоростью, становился популярным, хорошо учился. Но в его сердце не было место охоте.

Голос Дина прервал размышления Сэма.

– Через неделю мне восемнадцать. Я стану совершеннолетним и сам смогу решать, что мне делать со своей жизнью.

– Ты должен понять, Дин, – быстро заговорил Сэм, желая уйти от опасной темы, – папа желает тебе добра. Он заботится, как умеет, но все же заботится. Мы все знаем, что в этом мире есть что-то по страшнее налогов и строгих учителей – монстры. Он всего лишь хочет, чтобы эти монстры не причинили тебе вред.

– Я понимаю, Сэм, – Дин забавно оттопырил нижнюю губу, сразу став похожим на четырехлетнего малыша. Он сел рядом с братом и положил голову ему на колени. – Просто мне так хочется, чтобы он меня ценил. Я стараюсь, учусь, и то, что других родителей приводит в восторг, отцу даже не интересно.

Сэм вздохнул и погладил мягкие светло-русые волосы Дина.

***

Восемнадцатилетие Дина прошло на удивление спокойно, хотя и Джон и Сэм внутренне подготовились к скандалам с требованиями Дина если уж и не закатить вечеринку, то хотя бы отпустить его к друзьям. Однако Дин был на удивление тихим и на предложение Сэма заказать пиццу и посмотреть фильм ответил согласием. Джон, потрепав именинника по макушке, отправился к своему старому приятелю Элкинсу.

После фильма и пары бутылок пива, братья затеяли возню. Все началось с того, что Дин с криком «давай плести косички», вцепился в волосы Сэму.  Тот в долгу не остался, и, ловко перехватив брата, перекинул его через плечо и потащил к кровати. Дин хохотал и даже не пытался сопротивляться. Драка переместилась с матраса на пол, Сэм повалил Дина на спину, и с победным видом уселся верхом. В этот момент произошло неожиданное. Красный как рак, Сэм быстро вскочил, и, пробормотав что-то вроде «все, хватит», чуть ли не бегом направился в ванную комнату. Дин изумленно посмотрел ему вслед.

***

Десять минут спустя Сэм стоял в ванной перед зеркалом, влажный после душа, пытаясь успокоить сбившееся дыхание. На ощущение гибкого тела Дина в его руках, его крепких мышц, собственное тело Сэма отреагировало очень не двусмысленно. Его член встал, и Сэму пришлось позорно спасаться бегством. Дыхательные практики и мысли о предстоящей охоте не помогли, поэтому Сэм включил воду, зашел в душ и занялся банальной дрочкой. Поглаживая стоящий член, он сначала думал о Мэдисон – миниатюрной брюнетке, с которой он познакомился во время последней охоты, потом о Саре – ее они спасли от монстра около месяца назад. Все бесполезно. Тогда Сэм закрыл глаза и мысленно представил Дина, обнаженного, выгибающегося на кровати и выстанывающего его имя. Дыхание Сэма ускорилось, он активнее задвигал рукой по члену и вскоре кончил.

Теперь он стоял перед зеркалом и пытался понять, что только что произошло. На самом деле, случившееся не сильно его удивило. Ему нравились красивые девушки, правда, но только как предмет созерцания. Ни одна из них не вызывала сексуальный интерес. Он переключил свое внимание на парней, сначала изучал гей-порно, потом опробовал свои знания на практике. Незнакомые парни были отличными партнерами, но настоящего влечения Сэм к ним не чувствовал. Ему потребовалось немало времени, чтобы признаться себе, что по-настоящему его привлекал только Дин.

Вытеревшись и переодевшись, Сэм вышел из ванной. Дин сидел на диване, и, позевывая, доедал попкорн.

– Все нормально? – спросил он.

– Естественно, – небрежно ответил Сэм, – давай-ка баиньки, мелкий.

 

Глава 2

– Папа, даже не вздумай! Это плохая идея!

– Сэм, успокойся! Папа прав, я смогу сделать это!

– Сэм, помолчи. Дин уже не ребенок!

Крики сотрясали маленький мотельный номер с раннего утра. Причиной всему была новая охота. Раз в полгода в крошечном городке в Оклахоме бесследно пропадали молодые люди – парни и девушки. Винчестерам удалось выяснить, что виновата в этом была семейная пара, однажды умудрившаяся разозлить Кхорус – местного духа, являющегося в образе молодой черноволосой женщины. С тех пор супруги каждые полгода приносили ей в жертву молодых людей, которых предварительно оглушали и привязывали к дереву.

Винчестерам удалось обезвредить пару до похищения очередной жертвы. Теперь оставалось поймать монстра. Джон предложил в качестве приманки использовать Дина, что и вызвало у Сэма бурю возмущения.

– Я не хочу рисковать Дином, – кричал он, – давай, я буду приманкой!

– Дух питается теми, кому еще нет двадцати лет, – возразил Джон, – хватит, Сэм, от тебя больше вреда, чем помощи.

– Сэм, успокойся, правда, – заговорил Дин, – я уже взрослый и сам могу принимать за себя решения.

Сэм глубоко вздохнул.

– Мы не сведем с него глаз, – твердо сказал он отцу.

***

Как и положено духам, Кхорус появлялась ровно в полночь. Джон, Сэм и Дин приехали на место на час раньше.

– Дин, к дереву, Сэм, привяжи его. Я готовлю ловушку, – распорядился Джон.

Сэм помог Дину устроиться под деревом и достал большой моток клейкой ленты.

– Нервничаешь? – спросил он.

– Нисколечко, – бодро ответил Дин, – давай сделаем это!

Обматывая лодыжки Дина клейкой лентой, Сэм ощущал внутреннюю дрожь. Дин давно перестал быть тем подростком, очаровательным, хоть и немного нескладным. Он превратился в очень красивого парня, каких принято называть «горячими» или «сексуальными». Сэм видел, что на его брата засматривались и парни и девушки, и каждый раз его охватывала ревность.

Сейчас этот самый парень сидит перед ним и покорно позволяет Сэму себя связать. Сэм поднял руки Дина над головой, привязал их к столбу и сглотнул. Как часто он делал это в своих фантазиях, правда тогда Дин боролся и сопротивлялся. Сэма это заводило.

Он оторвал кусок скотча и наклеил Дину на губы. Сверху для верности приклеил еще один. Теперь Дин был связан и беспомощен. Сэм мысленно поблагодарил темноту за то, что скрыла выпуклость в районе его паха.

Джон тем временем заканчивал ловушку. До полуночи оставалось не более десяти минут. Сэм и Джон отошли подальше в заранее подготовленное укрытие. Дин остался один.

***

Казалось, прошла вечность. Дин нервно оглядывался по сторонам. Успокаивало лишь то, что отец с братом не ушли далеко. Внезапно холодный воздух пробежал по его коже.

Кхорус была именно такой, какой ее описывали легенды – девушкой с волосами цвета воронова крыла, бледной кожей. Она появилась из ниоткуда прямо перед Дином и тот вздрогнул от неожиданности.

– Ты вкусный, – прошелестела она, и погладила его по щеке пальцами с длинными острыми ногтями.

«Сэмми, папа, где же вы? Пора бы появиться» – в панике думал Дин.

Внезапно глаза Кхорус стали ледяными, лицо исказилось в злобной гримасе.

– Я чувствую их, - прошипел она и оглянулась, - решили меня обмануть?! Хотите остановить меня этой детской ловушкой? Ну, попробуйте.

Она отвернулась, подняла вверх руки, запрокинула голову и прокричала в небо что-то на незнакомом Дину языке. Пыль и земля столбом поднялись вокруг них и закружились, образуя стену между Кхорус и ее пленником и Джоном и Сэмом.

Дину стало страшно. Кхорус повернулась к нему и ее глаза были полны гнева.

– Теперь нам никто не будет мешать. Теперь мы можем поиграть. И я хочу тебя наказать – за то, что ты пытался обмануть меня, я непросто заберу твою душу и тело, сначала я как следует помучаю тебя!

Дин забился в своих путах. Он не мог закричать – его рот был заклеен скотчем, а если бы и мог, это бы не помогло.

Кхорус наотмашь ударила его по лицу. Удар был на удивление сильным, от пощечины голова Дина повернулась в сторону. Острыми когтями Кхорус полоснула Дина по груди, разорвав футболку и оставив на коже три глубокие царапины. Дин не успел осознать случившееся, когда она ударила снова. Она избивала Дина, ранила его, потом наклонилась к нему и лизнула его кровь.

– Сладкая… Ты будешь украшением моей коллекции.

Еще несколько ударов, на этот раз ниже пояса. Легкая ткань спортивных штанов и боксеров разорвалась, обнажая бедра и член. Кхорус с силой сжала яйца Дина, наслаждаясь тем, как тот зажмурил глаза, натянул связанные руки и страдальчески замычал в кляп.

– Думаю, нам пора, – произнесла она и, отпустив наконец мошонку Дина, положила руки на его израненную грудь.

Обжигающий холод проникал Дину под кожу, боль растекалась по его телу. Он услышал знакомые голоса где-то на периферии сознания, а потом наступила темнота.

***

Когда наступила полночь, температура окружающего воздуха, казалось, упала на добрый десяток градусов. Джон и Сэм поднялись со своих мест и быстро пошли к ловушке. Чем ближе они подходили, тем становилось холоднее. Они лишь успели заметить, как Кхорус, склонившаяся над Дином, бросила на них злой взгляд и принялась читать заклинание. В воздух поднялась пыль и земля, образуя водоворот в круге ловушки. Дин и Кхорус перестали быть видны. Сэм в панике посмотрел на отца, тот выругался, перехватывая ружье.

Стон Дина послышался из центра ловушки. У Сэма заколотилось сердце.

– Что происходит, папа?

– Сэм, нам нужно прорваться вовнутрь.

Грязь и песок засыпались в глаза, забивались в ноздри, хлестали по щекам. Они продолжали пробираться в центр ловушки на ощупь. Казалось, прошло несколько часов, прежде чем пылевая завеса поредела и за ней обнаружилась Кхорус. Дин по-прежнему был привязан к дереву, измученный и окровавленный, он почти не сопротивлялся, когда Кхорус возложила на его грудь свои руки. Голубой свет замерцал под ее пальцами. Дин закричал в кляп, Сэм вскинул ружье и выстрелил. Пуля с выгравированной на ней шестиконечной звездой вошла призрачной женщине в сердце и исчезла вместе с растворившемся в ночном воздухе духом. Лишь ее крик все еще звенел в наступившей тишине.

– Сэм, бегом к Дину, – скомандовал Джон. Сэма не нужно было просить дважды. Он подбежал к брату, разрезал клейкую ленту на руках и ногах, освободил его губы. Дин был без сознания. Его одежда была разорвана в клочья, сильное молодое тело было почти обнажено и покрыто порезами. Сэм поднял брата на руки и понес к машине.

Джон уже ждал их за рулем. Сэм сел на заднее сиденье, Дина уложил рядом, устроил его голову себе на коленях. Он поглаживал его коротко остриженные волосы, пока Джон гнал к мотелю.

Добравшись до номера, Сэм уложил Дина, срезал с него обрывки одежды. Приготовил теплую воду и губку, тщательно обтер тело, осмотрел повреждения. Царапины были глубокими, но зашивать ничего не нужно было. Сэм продезинфицировал раны, на особенно глубокие приклеил пластыри-бабочки. Отец вскоре должен был вернуться, он ушел к другу Бобби Сингеру, проконсультироваться, что может угрожать Дину после нападения призрака.

Сэм не спешил укрывать Дина одеялом. Воспользовавшись своим временным одиночеством и бессознательным состоянием Дина, он жадно рассматривал брата.

Дверь заскрипела, открываясь, и он быстро накинул на Дина покрывало. Джон зашел в номер, устало потирая пальцами переносицу.

– Дин в безопасности, – сходу сказал он, – но Кхорус успела лишить его жизненной энергии. Ему просто нужен сон. Он проснется и будет как новенький. Ладно, я тоже чертовски устал.

Похлопав Сэма по плечу, он направился в комнату.

Сэм подождал, когда за отцом закроется дверь, и снова приподнял покрывало. Дину ничего не угрожает, он просто крепко спит. Сэм сразу почувствовал себя намного лучше.

Он погладил ладонями сильные руки брата, осторожно, не касаясь царапин, провел пальцами по груди, по соскам. Посекундно он оглядывался на брата: не проснулся ли. Дин никак не реагировал. Осмелев, Сэм перешел к бёдрам, касался руками кожи, затем, осторожно повернув Дина на бок, положил ладонь на его задницу. Ягодица идеально легла в его руку, как будто они были созданы друг для друга. Сэм сжал упругую плоть, чуть похлопал по ней, раздвинул половинки в стороны. Его сердце загнанно колотилось.

– Сэм, пойдем спать, – послышался из комнаты голос отца, – сегодня был сложный день, сынок.

Сэм укрыл Дина одеялом и поспешил в душ, пока отец не заметил его стояк.

В ту ночь Сэму снился Дин – голый, в ошейнике и с мячом-кляпом во рту. Его руки были крепко связаны за спиной, он стоял на коленях, а Сэм властной рукой нагибал его грудью к полу.

Глава 3

Сэм стоял, прислонившись плечом к стене дома, не заметный с улицы. Он смотрел, как Дина целовала какая-то шлюха – девица в коротенькой юбочке. Молодые люди не стеснялись немногочисленных прохожих, и обнимались в свое удовольствие. На прощание шлюха шепнула что-то на ухо Дину. Тот рассмеялся, кивнул и, поцеловав напоследок девку, направился к мотелю. Сэм вышел тени.

Он бесшумно следовал за девчонкой, пока та не вошла в безлюдный темный переулок. Он направился за ей, на ходу надевая маску с прорезями для глаз. Он нагнал ее, зажал ей рот рукой и прижал к себе.

– Запомнила того парня, сука? А теперь запомни еще одну вещь. Не смей к нему приближаться, иначе выебет тебя не только он. Поняла?

Девка кивнула, давясь слезами и соплями, а когда Сэм отпустил ее, побежала, не оглядываясь.

***

– Где полотенце?!!

Дверь ванной с грохотом распахнулась, и оттуда в облаке пара вылетел Дин. Совершенно голый, с мокрыми волосами и каплями влаги на коже. Сэм, предусмотрительно спрятавший полотенце несколькими минутами ранее, во все глаза рассматривал его широкую спину, подтянутую попу и чуть кривоватые ноги.

Не обнаружив полотенца в поле зрения, Дин, как ни в чем не бывало, повернулся к брату спиной и принялся изучать содержимое платяного шкафа. Искомый предмет нашелся на самой нижней полке. Дин, сидя на корточках, потянулся вглубь шкафа. Сэм сглотнул.

– Ладно Сэмми, мне некогда, – пропел Дин, надевая джинсы. – У меня сегодня свидание с Дейзи.  Ты бы ее видел, – он мечтательно закатил глаза.

«Уже видел», – подумал Сэм, ухмыльнувшись и вспоминая свое рандеву с этой шлюхой в переулке.

– Удачи! – произнес он вслух. Кажется, свидания у Дина сегодня не будет.

***

Дейзи, как и ожидалось, на свидание не явилась. Дин вернулся домой злой, и расстроено плюхнулся на диван. Сэм сделал свое самое лучшее сочувствующее лицо.

– Ты в порядке?

– Нет! Она не пришла. Сэм, как такое вообще возможно?

– Успокойся. Она просто испугалась. Ты для неё слишком хорош.

– Но Сэм...

– Дин, послушай меня. Ты же Винчестер! А Винчестеры не страдают по девчонкам. Это девчонки из-за нас страдают. Раз уж у тебя выдался свободный вечер, давай закажем пиццу и посмотрим фильм?

Дин вздохнул и кивнул.

Дин задремал через полчаса после начала фильма. Сэм разглядывал брата – тени от ресниц на щеках, веснушки на носу, приоткрытые пухлые губки. Он, легко касаясь, провел пальцем по скуле. Дин пошевелился и пробормотал что-то. Сэм улыбнулся. Однажды он добьется своего

***

Крики, доносящиеся из безвкусной гостиной очередного мотельного номера, внезапно сменились звонким звуком пощечины. Сэм чуть ли не бегом рванул к месту ссоры.

Дин, раскрасневшийся, держался за щеку и влажными глазами смотрел на отца. Джон стоял напротив. Он тяжело дышал, но в его взгляде не было ни капли раскаяния.

– Что здесь происходит? – крикнул Сэм.

– Знаешь что, папа? – заговорил Дин, не обращая никакого внимания на брата, – пошел ты в жопу.

Толкнув Сэма плечом, он выскочил на улицу и хлопнул дверью.

– Папа? – Сэм посмотрел на Джона, требуя объяснений.

– Этот щенок опять размечтался о «нормальной» жизни. Знаешь, что он заявил? Что я не имею права втягивать его в свою месть! Да я делаю это не ради мести, а ради памяти вашей матери! Ему не затрещину надо было дать, его надо было выпороть!

Накричавшись, Джон направился в ближайшую забегаловку успокаивать нервы, а Сэм остался ждать Дина. Но тот не появился к вечеру. И к полуночи тоже. Час спустя, Сэм начал нервно барабанить пальцами по столу. Потом принялся каждые десять минут выглядывать в окно и за дверь в поисках загулявшего брата. Еще через час он, утомленный беспокойством и жуткими картинами, нарисованными его воображением, задремал на диване.

Его разбудил скрип открываемой двери и тихие шаги. Он приоткрыл глаза: Дин неслышно крался в свою комнату. На часах было шесть утра.

Дин был живой и невредимый, и, судя по всему , даже не догадывался о том, что его брат чуть с ума не сошел от беспокойства этой ночью. От этой мысли Сэм пришел в бешенство .

Втолкнув Дина в комнату, он прижал его к стене и прошипел:

– Ты ничего не хочешь мне объяснить?

– В чем дело, Сэм?

– В чем дело? Ты шлялся где-то всю ночь, ты пришел домой по утро, ты никому не сказал, куда идешь, ты не отвечал на телефонные звонки, и теперь ты спрашиваешь у меня, в чем дело?

Дин оттолкнул от себя Сэма и гордо выпрямился.

– А я и не должен перед тобой отчитываться! Я давно не ребенок, чтобы приходить домой в семь и садиться за уроки.

Красная пелена застелила Сэму глаза. Он схватил Дина за шиворот и грубо потащил к дивану, уселся на него сам, а брата перегнул через колено. Дин, понявший, к чему все идет, пытался сопротивляться. Одной рукой Сэм сжимал руки Дина, другой стягивал штаны с ягодиц.

Рука с силой опустилась на голую попу. Ягодицы Дина были мягкими, но упругими. Сэм бил то по одной, то по другой, Дин ёрзал и требовал, чтобы Сэм остановился. Сначала требовал, потом стал умолять. Сэм прервался и посмотрел вниз на колени. Круглая заалевшая задница дергалась и извивалась, пытаясь уйти от удара. Сэм ударил снова сначала по одной булочке, потом по другой. Дин стонал после каждого удара. Устав, Сэм просто сбросил брата с колен и откинулся на спинку дивана. Лишь звук хлопнувшей двери вывел его из оцепенения. Он посмотрел на свою руку – ладонь приятно покалывало. Он только что перегнул самого горячего парня из всех, что ему встречались, и отшлепал его голую попку. Сэм прикрыл глаза и облизнул губы. Это было охрененно.

Он посмотрел на дверь спальни. Пора собирать камни.

***

Дин сидел в углу кровати в одних лишь пижамных штанах. Он поднял голову, чтобы посмотреть на вошедшего.

– Сэм, прости, я вел себя как эгоист.

Сэм в изумлении посмотрел на брата.  Он думал, что это ему придется извиняться. Он сел на кровать рядом с Дином.

– Я думал, что с тобой что-то случилось. Не пугай меня так больше, Дин.

***

Блондинка в желтых шортиках визжала так, что закладывало уши. К счастью, на пустыре, куда Сэм привез её, совсем не было людей. Дурочка отделалась легким (или не очень) испугом и поклялась на милю не приближаться к Дину.

***

В баре в каком-то городишке в Орландо было на удивление людно. Братья просто решили расслабиться после напряженной охоты. Дин пробирался к их столику с кружкой пива в руках, когда проходящий мимо мажорчик приобнял его за талию.

– Свободен, красавчик?

Дин добродушно рассмеялся.

– Прости, приятель, я играю за другую команду.

– Жаль. Как решишь попробовать что-то новенькое, ищи меня здесь.

Мажор подмигнул Дину и скрылся в толпе. Сэм наблюдал за ним потемневшими от гнева глазами.

Полчаса спустя он извинился перед Дином и отправился в туалет. Нахал, посмевший прикоснуться к Дину, стоял у писсуара. Сэм без церемоний втолкнул его в одну из кабинок и закрыл за собой дверь.

– Никогда не лапай чужих парней. Никогда не говори с чужими парнями. Иначе в следующий раз я обойдусь без разговоров.

Каждая фраза сопровождалась окунанием головы несостоявшегося ухажера Дина в унитаз.

Через пять минут Сэм уже стоял рядом с братом.

– Ну что, домой?

Дин, подуставший от громкой музыки, согласно кивнул и начал выбираться из-за стола.

***

Сэм и не заметил, как его ревность начала приобретать угрожающие масштабы. Следующий эпизод случился опять-таки в баре.

Джон мотался где-то в лесах Луизианы, выслеживая вендиго, а братья проводили время в баре, Дин – у стойки, а Сэм – за бильярдом, поправляя тем самым их материальное положение.

Все шло по стандартному сценарию. Первые две партии Сэм изображал из себя неумеху, и теперь стремительно отыгрывал свои и чужие деньги. Один из его соперников – бородатый татуированный мужик, подошел к Сэму в конце очередной партии.

– Давай так. Я ставлю две штуки баксов, а ты своего бойфренда, – он кивнул на Дина, – все по-честному. Выигрываешь ты – уходишь с деньгами, выигрываю я – забираю красавчика на ночь. Опробую его ротик и попку.

Дальнейшее Сэм помнил плохо. Только свои кулаки, врезающиеся в чью-то плоть, руки, пытающиеся оттащить его куда-то, и голос Дина:

– Сэм, остановись, ты его убьешь!

Уже вечером, в мотельном номере, Сэм объяснял Дину, перевязывающему его сбитые костяшки.

– Он посмел протянуть свои грязные лапы к тебе, Дин. А я никому тебя не отдам. Ты – мой.

– Конечно-конечно, я твой, – бормотал Дин автоматически, – давай-ка, ложись спать.


Глава 4

Сэм мог слышать звон, с которым его мир разбился вдребезги. Он стоял, сжимая в руке белый конверт. Он прочел содержимое уже два раза, но все еще надеялся, что он все неправильно понял. Увы, это было не так.

– Меня приняли в Стэнфорд, – объяснил Дин, – на полную стипендию, представляешь?

Он смотрел на Сэма со смесью гордости и нерешительности.

– И мне даже дадут комнату в общежитии!

Сэм нашел в себе силы улыбнуться.

– Я рад за тебя, Дин, но… ты уверен? Я думаю, тебе нужно еще раз все обдумать.

– Я все обдумал уже тысячу раз, Сэм! Это мой единственный шанс вырваться отсюда. И знаешь, что? Поехали со мной! Ты найдешь в Калифорнии работу, женишься, и мы будем жить по соседству, как нормальные люди!

Сэм непроизвольно сжал руки в кулаки и усилием воли заставил себя успокоиться.

– Меня ждут в Стэнфорде через три дня, в среду, – как ни в чем не бывало продолжил Дин.

– А как же папа? Он вернется в четверг. Ты позвонишь ему?

Дин опустил глаза.

– Уже из университета. Тогда ему останется лишь принять случившееся.

***

Наступившую ночь Сэм провел в баре. Он начал с нескольких шотов виски, потом плюнул и заказал всю бутылку. Барменша, начавшая было строить глазки высокому симпатичном парню, вскоре махнула рукой на это дело и переключилась на других клиентов.

Сэм пил и не пьянел. Вместо этого внутри него поднимался, кипел и клокотал гнев на неблагодарного младшего брата, который не ценил ничего, что для него делал Сэм и при первой же возможности решил уехать куда подальше. Сволочь, ну ничего, он заплатит за все! К концу бутылки у Сэма в голове созрел стройный план.

***

Весь следующий день Сэм провел в разъездах. Охотники, при своей привычке к отшельничеству, всегда помогали друг другу – делились информацией, подкидывали друг другу дела. Многие из них, приехав на дело, не останавливались в мотелях, а строили себе хижины в какой-нибудь глуши, укрепляли защитными символами и оснащали самым необходимым. Уезжая, они не сносили и не ломали хижины, а оставляли их для других охотников, забредших сюда. Одну такую хижину и присмотрел себе Сэм.

На то, чтобы прибраться в домике и разложить все необходимое, купленное им по дороге сюда, у Сэма ушел весь день. Домой он вернулся за полночь и на вопрос Дина ответил, что собирал информацию, которую папа по телефону попросил его найти. Дин, мыслями уже пребывающий в Калифорнии, не стал задавать лишних вопросов.

На следующий день, Сэм занялся тем, что укладывал в багажник Импалы все необходимые вещи: черный тканевый мешок, моток скотча, крепкую нейлоновую веревку, ножницы. Подумав, он добавил еще и свою старую бандану, сложил все в спортивную сумку. Посмотрел на содержимое багажника и похвалил себя – ничего лишнего.

***

Все пожитки Дина убрались в небольшой чемодан. Сам он уже стоял на пороге. Сэм с плохо сдерживаемым раздражением отметил, что Дин надел самые чистые и относительно новые шмотки из всех, что у него были.

– Поехали со мной, – в десятый раз предложил Дин, – папу уже не исправить, а ты загнешься здесь с ним.

Сэм сжал зубы.

– Нет, Дин, – как можно спокойнее ответил он, – моя жизнь здесь. Я просто отвезу тебя на вокзал.

– Тогда обещай звонить и навещать меня. Я всегда буду тебе рад.

«Лицемерная тварь», подумал Сэм, вслух же произнес.

– Я думаю, тебе стоит оставить папе записку. Он прочитает ее, когда вернется, а ты позвонишь ему, когда он перебесится.

Лицо Дина просветлело.

– Отличная мысль!

Он быстро накарябал на клочке бумаги коротенькое послание.

– Только убедись, что он прочитает, ладно?

– Можешь не сомневаться, – ответил Сэм, на этот раз совершенно искренне.

Он помог брату уложить вещи на заднее сиденье, завел мотор и мысленно пожелал себе удачи.

***

– Как только я устроюсь, я позвоню тебе. Через недельку можешь приезжать в гости.

Уже через десять минут поездки Сэм стал замкнутым и молчаливым. Дин продолжать болтать, но время от времени кидал на брата обеспокоенные взгляды.

– Папа, наверное, придет в бешенство, как ты думаешь?

Молчание.

– Сэм?

Дин посмотрел в окно и взволнованно повернулся к брату.

– Сэм, мы ведь проехали вокзал!

– Да? Я наверное задумался. Сейчас вернемся.

– Сэм, мы проехали поворот! Куда ты едешь? И сбавь, наконец, скорость!

– Заткнись! – не выдержал Сэм. Импала свернула с дороги и вскоре остановилась рядом с заброшенной стройкой.

– Сэм, что происходит?

Сэм вышел из машины, стремительно обогнул ее, на ходу вытаскивая из багажника припасенные предметы, открыл пассажирскую дверь и за шиворот выволок Дина оттуда. Тот, не ожидая ничего подобного, не успел сориентироваться и упал прямо на землю. Сэм, уселся сверху, не давая брату возможности пошевелиться, первым делом засунул бандану между губ и затянул узел на затылке. Потом заломил Дину руки за спиной и потащил его на стройку.

– Сейчас я покажу тебе, что происходит, сука, – прошипел он.


***

Руки Дина были связаны, подняты высоко над головой и привязаны к балке так, что он стоял на цыпочках. Между губами зажата красная Сэмова бандана, сам он с испугом смотрел на брата.

Сэм обошел вокруг Дина, потом злобно сжал рукой его щеки.

– Решил сбежать? – он накрыл губы Дина поверх кляпа жестким поцелуем. Он терзал рот брата, кусал, потом резко прервался и наотмашь ударил его по щеке.

– Неблагодарная тварь!

Он ударил по другой щеке. Дин застонал.

– Лицемерная дрянь! После всего, что я тебе сделал, – он схватил Дина за волосы, нагнул его голову назад, и подойдя близко-близко, выдохнул:

– Ты смеешь принимать такие решения!

Он провел языком по открытой шее Дина.

– Ничего скоро ты поймёшь свою ошибку.

Он рывком рванул футболку Дина, разрывая ее, обнажая грудь и розовые соски. Он ущипнул за соски и резко вывернул их, стараясь причинить как можно больше боли. Дин отчаянно замычал в кляп.

Сэм достал из спортивной сумки ножницы и состриг переднюю часть джинсов, не трогая пояс и ремень. Резинку боксеров он опустил так, чтобы она подпирала собой член Дина. Сэм злобно сжал яйца Дина в руке, мял и терзал его член, наслаждаясь болью в глазах брата.

– Я научу тебя благодарности. Ты будешь моей сучкой!

Дин покачал головой. Сэм вытащил еще один кусок веревки, перемотал член у основания, и, туго натянув веревку, другой конец завязал вокруг шеи Дина.

Затем он развернул Дина к себе спиной и срезал ножницами джинсовую ткань, прикрывающую его задницу. Боксеры он опустил так, что резинка подпирала его ягодицы, приподнимая их. Дин боролся, натягивал веревки, пытался кричать. Сэм наклонился, и провел широкую мокрую полосу языком по ягодице.

– Теперь это все мое, – усмехнулся он, с силой шлепнул ягодицу и с удовольствием наблюдал, как всколыхнулась плоть. Потом он схватил руками каждую половинку и выкрутил их. Дин выгнулся и закричал в кляп, проклятая верёвка спереди тут же начала затягиваться – одним концом на шее, другим – на члене. Слезы потекли из глаз Дина и впитывалась в уже мокрую от слюны бандану. Сэм слизывал их с щек брата. Он взял ножницы, и медленно, лоскут за лоскутом, начал срезать одежду с Дина, смакуя каждый сантиметр оголившейся кожи. Лишь пояс от джинсов он срезать не стал и эта полоска ткани на бёдрах осталась единственной одеждой Дина.

Затем он отвязал Дина от балки, но не стал развязывать руки, и потащил его к невысокому, примерно по пояс, забору. Он перегнул брата через него, практически складывая пополам, и принялся поглаживать оттопыренную задницу.

– Тебе страшно, Дин? Не бойся. Я всегда заботился о тебе, и я буду продолжать заботится о тебе. Хоть ты этого даже никогда не ценил!

Снова придя в бешенство, он схватил бедра Дина и принялся тыкаться между ягодиц своим возбужденным членом. Дин чувствовал, как остаются синяки на бёдрах, но ничего не мог поделать.

– Ну что, Дино, поехали, я покажу тебе наш новый дом.

Так и оставив Дина перекинутым через забор, он вернулся к своей сумке и достал оттуда скотч.

– Сейчас я по-другому свяжу тебе руки, чтобы нам было удобнее и безопаснее, – сказал он и поднял Дина в вертикальное положение. Тот, развернувшись, резко ударил Сэма по лицу связанными руками.

– Ах ты сволочь! – Сэм перехватил руки, сбросил веревку, завел их за спину Дина, прижимая его к себе. Грубо уложил брата на пол, связал руки скотчем, схватил за волосы и поднял голову.

– Ты пожалеешь об этом, сучка!

Он поднялся на ноги и несильно пнул носком ботинка брата по ребрам. Дин застонал и попытался встать, но Сэм поставил свою ногу в грязном ботинке на задницу Дина, оставляя на ней четкий отпечаток подошвы, и прижал его к полу.

***

Через несколько минут Дин сидел на заднем сиденье Импалы. Его руки были связаны за спиной, лодыжки также связаны, мышцы напряжены, кожа покрыта синяками и грязью. Сэм понимал, что брат, хоть и решивший бросить все, по-прежнему оставался охотником. Чтобы он не запомнил дорогу, Сэм надел на его голову непрозрачный мешок. Дин мог дышать, но ничего не видел.

Ему было страшно. Он не понимал, почему его брат вдруг стал так жесток к нему. Тело болело после того, как разозлившийся Сэм избил его. Надо признать, бил брат аккуратно – никаких повреждений, только боль. Мешок на голове дезориентировал. Жесткая веревка пережимала член у основания, Дин сжимал зубами бандану, которую Сэм так и не вытащил из его рта, тяжело дышал и метался на сиденье, выгибался, пытаясь ослабить давление вокруг члена.

Он почувствовал, как машина остановилась. Через некоторое время открылась дверь с его стороны. Сэм вытащил его из машины и перекинул себе через плечо. Скрипнула, открываясь, дверь, нос защекотало от запаха пыли. Дина бросили на пол.

– Дом, милый дом, да Дино? Теперь мы с тобой серьезно поговорим о твоем поведении, как старший брат с младшим.

***

– Сэм, пожалуйста, остановись, мне больно…

Свист плети рассек воздух, раздался громкий щелчок по влажной от пота коже, а следом за ним – хриплый стон.

– А думаешь мне не больно было? Смотреть на тебя, не имея возможности прикоснуться? Думать о тебе по ночам? Отдавать тебе всего себя, не ожидая ничего взамен? Единственное, на что я надеялся – благодарность, просто благодарность. А ты вместо этого собрал вещи и решил уйти, бросить меня! Считаешь, мне тогда не было больно?

– Прости, Сэм, прости, я не хотел… пожалуйста, отпусти меня!

Плеть взметнулась в воздух и Дин подавился очередным криком.

Сэм уложил его на низкую скамейку лицом вниз, ноги развел по разные стороны от скамейки и теперь удары плетью сыпались на спину Дина. Он угрожал, умолял, просил – все бесполезно.

Наконец, Сэм остановился. Он провел ладонью по спине брата. Ему нравилось увиденное – следы от плетки легли ровными полосами, но крови не было. У Дина и так достаточно шрамов после многочисленных охот.

Сэм достал резиновую шлепалку и первым делом, не спеша, огладил ей зад Дина, каждый изгиб, любуясь.

– Это тебе за то, что подал заявление в свой Стэнфорд, – он размахнулся и нанес первый удар. Раздался новый шлепок и Дин вскрикнул.

– Это за то, что тебя приняли.

Шлепок!

– Это за то, что решил уехать.

Шлепок!

– Это за то, что сопротивлялся.

Шлепок!

– Это за то, что уродился такой сучкой.

Сэм шлепал Дина, который извивался и умолял Сэма остановиться. Тот продолжал бить, пока задница Дина не стала равномерно красного цвета.

Выпустив пар, Сэм отвязал измученного и уставшего брата и на руках отнес его в комнату. Дина уложили на жёсткую постель, потом он услышал звук запираемого замка. Все события сегодняшнего дня разом навалились на него. Шокированный болью, унижением и предательством, Дин заснул.

 

Глава 5

Джон Винчестер рвал и метал. Злополучная записка уже давно валялась на полу и на нее несколько раз наступили ногой.

– Значит щенок все-таки добился своего…

– Папа, ты все равно не смог бы его остановить. Он решил уже очень давно.

– Сэм… – Джон остановился, – а он точно…

– Да, папа. Я все проверил. Это не монстры, не демоны, я ехал за ним по пятам и видел, как он входил в этот гребанный институт.

– Значит назад ему путь заказан, – снова рассвирепел Джон, – если он вышел за эту дверь, назад может не возвращаться!!!


***

Дин исследовал свою тюрьму сантиметр за сантиметром, и все больше продолжал убеждаться в мысли, что Сэм запер его в хижине охотников. Не было ни единой возможности бежать – окно в комнате было наглухо заколочено досками, замок взломать без подручных инструментов, которых у Дина не было, невозможно. Стены наверняка были укреплены изнутри.  

Все нехитрое убранство составляла жесткая кровать, в углу ютились не видные на первый взгляд раковина и унитаз. Одежды Сэм ему не выдал, в комнате не было даже простыни, которой можно было бы прикрыться.

Дверь открылась и Дин стрелой бросился на своего похитителя. Ему удалось оттолкнуть Сэма к стене, но он не ел со вчерашнего дня и был слаб от побоев. Сэму не составило труда справиться с ним.

– Дин, Дин, Дин, – пропел Сэм, прижимая к себя брата, – ты так и не понял, что отныне ты живешь здесь. Кстати, я заметил кое-что, над чем нам надо будет поработать. Волосы. Здесь…

Он провел рукой по светлым волосам в паху Дина.

– И здесь, – он погладил пальцем начинающую отрастать щетину. Быстро в душ!

Он взял в охапку Дина. Складки его одежды неприятно терлись о голую кожу. Сэм выволок Дина из комнаты и втолкнул в ванную. Там было все таким же по-охотничьи основательным – тяжеленная чугунная ванна, допотопный, но работающий нагреватель для воды, душ на массивных очень толстых трубах. Сверху между стенами крепилась металлическая палка, на которую, видимо, предполагалось вешать белье. Сэм поднял руки Дина и ловко привязал их к этой палке.

– Прости, что мне так часто приходится связывать тебя, Дино. Но сейчас это действительно необходимо. Бритье, да еще опасной бритвой – это занятие не для всех и в твоих интересах не дергаться. Я лишь тебя подстраховал.

Дин с плохо скрываемым ужасом смотрел на острую опасную бритву, которую Сэм положил на полочку у зеркала. Затем он взял баллон с пеной и, выдавив немного, аккуратно нанес Дину на нижнюю часть лица. Дин с трепетом ждал, когда Сэм закончит его брить. Особенно страшно было, когда лезвие касалось шеи – одно неверное движение и Дину конец. Но самое интересное ждало впереди. Пена легла на область паха. Сэм взялся за бритву. Дин не смел вздохнуть, лишь молча глотал слезы, пока Сэм острейшим лезвием тщательно выбривал чувствительную область над членом и рядом с мошонкой.

Наконец, эта пытка закончилась. Так думал Дин, но Сэм с ним не был согласен. Он отвязал руки брата, завел их за спину, и быстро связал там, потом опустил Дина на колени.

– А сейчас, детка, я хочу, чтобы ты меня ублажил, – протянул он, вытаскивая из штанов возбужденный член. Дин понял, что ему предстоит, и отвернулся. Сэм схватил его за волосы и вынудил посмотреть на себя.

– Я тебе член откушу, – злобно сказал Дин.

– Попробуй тронь, – ответил Сэм, – тогда останешься без своего. Мне-то он собственно не нужен.

В доказательство своих слов он снова взял в руки бритву.

Дин покорно открыл рот и взял член Сэма. Он, стопроцентный гетеросексуал, никогда не занимался ничем подобным. Он сосал неловко и неумело и через короткое время Сэм просто схватил брата за волосы и принялся резко трахать его рот. Дин был неопытен, но его нежные мягкие губы и влажное тепло рта доставляли потрясающие ощущения. Сэм воссоздал в памяти образ Дина, связанного, свисающего с балки посреди заброшенной стройки, ощущения первых касаний, когда он резко и уверенно срывал с брата одежду. Он сам не замечал, как толкался все дальше и глубже, не слышал сдавленного хрипа Дина, не чувствовал, как тот пытается отстраниться в немой мольбе прекратить пытку. Сэм чувствовал, как его тело натянулось как струна, как до предела напряглась каждая мышца, а потом оргазм накрыл его с головой. Он закрыл глаза, выплескиваясь. Дин, которого он своими толчками лишил возможности вздохнуть, безвольно повалился на эмалированную поверхность ванны, теряя сознание.


***

Его разбудило легкое поглаживание по волосам. Он лежал на кровати своей комнаты/тюрьмы, а рядом сидел Сэм.

– Ты очнулся? – ласково спросил он, – ничего, такое бывает. Скоро ты привыкнешь и даже будешь получать удовольствие.

Дин попытался уйти от прикосновений, но Сэм так и не развязал ему руки. Сэм улыбнулся и лишь настойчивей продолжил свои ласки.

– Думаю, ты голоден.

Дин хотел послать брата куда подальше со своей заботой, но как назло в этот момент его желудок громко и требовательно заурчал. Сэм рассмеялся.

– Давай-ка я тебя накормлю, мой мальчик.

– Я не твой, – огрызнулся Дин.

– Уверен?

Сэм мягко провел пальцем по щеке Дина, потом по горлу и, наконец поддел пальцем узкую полоску кожи на шее Дина. Тот, почувствовав, что что-то не так, беспокойно заерзал на кровати.

– Да, да, Дино, ты все понял правильно. Пока ты отдыхал, я решил сделать тебе подарок. Это ошейник. Я сам выбирал. Потом ты сможешь посмотреться в зеркало.

– Ошей… что?! Нет, Сэм, сними его! Я тебе не домашнее животное!

– Ошибаешься, – Сэм легко подхватил брата на руки, – и скоро ты в этом убедишься.


***

Дин стоял на коленях перед Сэмом, который в свою очередь сидел за столом в комнате, сочетающей в себе функции кухни, гостиной и столовой.

– Давай, малыш, тебе нужно набираться сил.

Он взял с тарелки немного омлета с грибами и поднес вилку к губам Дина. Тот демонстративно отвернулся. Тогда Сэм схватил брата за подбородок и чуть ли не впихнул вилку в рот. Дину пришлось принять угощение, но в следующую же секунду он выплюнул еду на пол. Сэм, ничуть не удивившись, ударил брата по лицу и молча смотрел, как тот падает рядом с выплюнутой пищей и неловко пытается встать со связанными за спиной руками. Налюбовавшись, он схватил его за плечи и снова усадил перед собой.

– Запомни, мальчик, ты должен хорошо вести себя за столом. За каждую шалость ты будешь наказан.

Он поднес ко рту Дина новую порцию и тот, ненавидя себя и Сэма, проглотил ее.


***

В течение дня Дин регулярно пытался снять ошейник, но застёжка была спрятана так хитро, что каждая попытка оканчивалась неудачей.

Но в целом Сэм больше не донимал его, разве что обедом тоже покормил с рук, и Дин начал подозревать, что Сэм просто готовит его к чему-то. И не ошибся.

В тот же вечер он обнаружил себя лежащим на кровати на спине. Руки уже привычно были зафиксированы – на этот раз с помощью мягких кожаных наручников, крепившихся к спинке кровати. Сэм накрыл его своим телом и впился в губы поцелуем, жестким и требовательным. Он покусывал губы брата, Дин как мог сопротивлялся и стонал в рот Сэма.

Потом Сэм раздвинул ноги Дина, развернул в стороны ягодицы и провел рукой по расщелине. Дин забился в наручниках. Он почувствовал, как палец Сэма проникает в его анус. Ощущения сначала были неприятными, потом стало больно. Его сфинктер инстинктивно препятствовал вторжению, но Сэм упорно продолжал, вскоре добавив второй палец.

– Сэм, прошу тебя, не делай этого.

Влажные от смазки пальцы Сэма уверенно растягивали вход.

– Сэм, ты не можешь… мы же братья!

– Так, все. Мне надоел твой скулеж.

Сэм покопался в ящике и вынул черный кляп-шар. Он подошел к Дину и вновь поцеловал его в губы. Дин и сам не заметил, как язык брата у него во рту сменился горьковатым привкусом резины.

Сэм застегнул ремни кляпа на затылке и полюбовался работой. Дин лежал на кровати как настоящее лакомство – голая кожа, покрытая капельками пота блестела в тусклом свете лампы как драгоценные камни. Мышцы связанных рук рельефные, напряженные. Аккуратный красивый член еще вялый. «Это пока», – пообещал себе Сэм. Губки растянуты вокруг кляпа. Огромные зеленые глаза со страхом смотрят на своего мучителя.

Сэм обошел брата и снова вернулся к своему месту между его ног, но неожиданно Дин вскинул ноги и ударил пятками Сэма в грудь так сильно, что тот слетел с кровати.

Сэм чувствовал, что приходит в ярость, но уже ничего не мог с собой поделать. Он медленно, не торопясь, поднялся с пола, схватил Дина за ноги и рывком поднял их к привязанным рукам Дина, закидывая их за голову. Не заморачиваясь дальнейшей подготовкой, он вошел в брата и тут же начал двигаться, вбиваться, быстро и зло. Было узко и сухо, даже самому Сэму было дискомфортно, но вскоре двигаться стало легче и где-то на задворках сознания он понимал, что всё-таки порвал Дина.

Дин кричал. Кляп заглушал звук, но он кричал и слёзы градом лились по его щекам. Ему было очень больно, казалось, будто огромный инородный предмет распирает его изнутри, а нежные края ануса просто горели. Он не знал, кончил ли Сэм или просто решил перестать мучить брата, но он положил ноги Дина обратно на кровать, отвязал руки, снял кляп. Погладил его по щеке.

– Прости малыш, наш с тобой первый раз должен был быть другим. Ну ничего, мы с тобой все исправим.


***

Прошло три дня после того, как Сэм жестоко изнасиловал Дина. Весь следующий день Дин пролежал. Сэм заходил к нему, приносил еду (которую Дин отказался есть наотрез), помогал дойти до душа, смазывал отверстие заживляющей мазью с антибиотиком. Дин и от мази тоже хотел отказаться, но было больно, а мазь реально приносила облегчение.

Сэм обращался с Дином осторожно, не пытался ни к чему принудить его, но было видно, что он совершенно ни в чем не раскаивается.

На второй день Сэм заставил Дина принимать еду у него из рук, сидя на полу на коленях.

На третий день он прижал Дина к стене и принялся целовать его. Дин сопротивлялся, на сколько хватало сил, пытался достучаться до Сэма, но тот остался глух к го мольбам. По крайней мере, не бил.

На четвертый день Дин проснулся и обнаружил рядом с кроватью металлический поднос с простой долгохранящейся едой и запиской, в которой Сэм объяснял, что ему позвонил отец и потребовал немедленно ехать с ним на охоту. Сэма не будет до завтрашнего дня. Сердце Дина радостно забилось. Не обратив внимания на еду, он метнулся к заколоченному окну. Последние дни и ночи он не имел возможности как следует изучить свой единственный шанс выйти наружу – в те часы, когда Сэм не измывался над ним, он приходил в себя после сессий.

Окно было закрыто досками, прибитыми с другой стороны стены. Дин пытался оторвать или хотя бы расшевелить то одну, то другую. Внезапная мысль пришла в его голову. Он скинул с подноса еду, подошел с ним к окну, просунул его в узкую щель между доской и стеной, и используя его как рычаг, начал отгибать старое дерево.

Спустя время Дин уже был покрыт каплями пота, он тяжело дышал, пальцы и руки болели от усилий и оттого, что острый край подноса то и дело врезался в кожу. Он пару раз останавливался, чтобы перекусить и снова принимался за работу.

Раздался скрип, который показался Дину прекрасней любой музыки – доска поддалась и отошла от стены, увлекая за собой ржавый гвоздь, которым была прибита.

Легкий свежий ветерок охладил разгоряченную кожу. Дин смотрел на лесной пейзаж и не мог поверить своему счастью.


***

Первым позывом было – бежать! И Дин немедленно ему поддался. Ему просто хотелось уйти как можно дальше от этого дома, где его избивали, насиловали и унижали. Но уже очень скоро Дин понял, что все не так просто. Со всей этой ситуацией было как минимум три проблемы. Первая – он совершенно не знал, куда идти. Он не знал, где находится. Он знал, что Сэм привез и запер его в старой хибаре в середине чертового нигде.

Второй проблемой была темнота, опускающаяся на местность. В комнате Дина не было часов и он определял время по тому, когда Сэм кормил его завтраком, обедом и ужином. Он не знал, сколько времени потратил на борьбу с досками, но как оказалось – немало.

Но самой большой была третья проблема. Из всей одежды на Дине был лишь черный ошейник. Абсолютно голый, не считая полоски кожи на шее он и искал цивилизации и боялся ее. Во время своего вынужденного заточения он успел привыкнуть к наготе, но здесь, на свободе, он просто не знал, что делать.

Наконец, он решил просто идти вперед. Возможно ему удастся найти дорогу, по ней наверняка ездят машины. Он сумеет придумать убедительную историю, почему он оказался на обочине в таком виде. Главное – уйти отсюда как можно скорее.

Дин пробирался сквозь лес, иголки и камни впивались в его босые ступни. Он потерял счет времени, заметил только, что на улице совсем стемнело. Наконец, деревья начали редеть и вскоре за ними показалась дорога. Настоящая, асфальтированная дорога! Черт его знает, заезжают ли машины в эту глушь, но он пойдет по обочине. Раз есть дорога, значит она должна куда-нибудь привести.

Асфальт отдавал тепло, накопленное за день, ночной воздух приятно щекотал кожу. Дин терпеливо шел, когда за поворотом показались огни горящих фар. Но радость Дина длилась недолго: казалось, он уже видел где-то такие фары. По мере приближения вырисовывался кузов, до боли знакомый. Это Импала!

Сэм вернулся! Раньше, чем обещал. Дин развернулся и бросился обратно в лес, откуда вышел. Он слышал, как машина с визгом остановилась, слышал звук хлопнувшей двери, хруст ломаемых веток за спиной. Сэм увидел его и сейчас гонится за ним! В панике Дин не заметил большой корень, торчащий из земли, споткнулся об него и упал. Через несколько секунд на него навалилось немаленькое тело брата, зажимая его в захват.

– Поиграть со мной решил, скотина? – прошипел голос, который Дин узнал бы из тысячи. Голос Сэма.


***
Импала с огромной скоростью неслась по дороге. Сэм выкручивал руль, сжимал его так, что еще чуть-чуть и сломается. Он просто кипел от ярости. Дин лежал в багажнике, связанный по рукам и ногам. Импалу заносило на поворотах и Сэм мог лишь догадываться, что он там сейчас чувствует. Скоро они доберутся до хижины, но Дину придется подождать в багажнике. Мальчишку следует научить послушанию, и Сэм должен приготовить «учебный класс».


***
Дин стоял на коленях, согнувшись над сиденьем стула. Сэм связал его руки за спиной, согнув их в локтях. Один конец веревки был длиннее – теперь он спускался к заднице, между половинок, проходил между ног и заканчивался узлом у основания члена. Другие два отреза веревки фиксировали его ноги согнутыми в коленях. Еще один кусок толстой верёвки Сэм засунул ему между губ и завязал на затылке, формируя подобие кляпа. Дин отлично смотрелся в бондаже в слабом свете свечей, расставленных на полках на стенах комнаты, но Сэму было совсем не до этого. Его начинало потряхивать только от одной мысли, что буквально несколько минут задержки и он мог бы уже никогда не увидеть Дина. Он выхватил из шлевок своих джинсов кожаный ремень, сложил его вдвое и хлестнул Дина по выпяченным ягодицам. Тот выгнулся, пытаясь уйти от удара и застонал.

– Дрянь, неблагодарная сволочь! Сейчас я отобью у тебя охоту сбегать! – приговаривал Сэм, стегая ремнем. Досталось заднице, спине, плечам.  Сэм остановился только тогда, когда совсем выбился из сил, но и тогда злость не утихла. Он рывком поднял Дина со стула и ногой отшвырнул стул куда-то в угол.

Оставив Дина на коленях на этот раз в вертикальном положении, Сэм подошел к комоду, открыл ящик и извлек оттуда зажимы для сосков – два разных. Изучил сначала одни, потом вторые, и остановил свой выбор на первых.

– Я решил выбрать те, что потуже, – зловеще улыбнулся он Дину, – у нас с тобой сегодня день острых ощущений.

Он, не церемонясь, быстро закрепил зажим на левом соске Дина. Дин зажмурился от боли. Давление на сосок становилось все сильнее, все невыносимее и вскоре к нему прибавились такие же ощущения на втором соске.

– Вот так, – Сэм поиграл цепочкой между зажимами, и, неожиданно рассвирепев, ударил Дина по лицу одной рукой, другой в это время держал его за волосы, чтобы Дин не опрокинулся.

– Я все гребанную жизнь отдавал тебе лучшее из того, что у меня было!

Удар обжег вторую щеку Дина.

– Ты чертов эгоист!

Сэм дёрнул за цепочку зажимов, не срывая ее, но очень чувствительно натягивая соски. Дин прогнулся в спине и запрокинул голову. В этот момент Сэм властно надавил ему на затылок, заставляя опуститься грудью на пол. Затем подошел к полке и взял одну из свечей. В ней нагорело уже достаточно воска.

Он наклонил свечу и капля воска упала на влажную от пота спину Дина. Тот дернулся и застонал. Темно-фиолетовые капли падали на спину и задницу Дина, обжигая, как расплавленная лава и тут же застывая.

Сэм снова наклонил свечу, стараясь попасть между ягодиц и на яйца Дина. Дин застонал еще мучительные.

Розовая от порки, покрытая капельками воска попка заставила член Сэма заинтересовано воспрянуть. Да, он сам недавно жестко оттрахал Дина, но братишка должен справиться, тем более, что он сам напросился. Но сперва, кое-что еще.

Сэм за волосы поднял Дина обратно на колени, вытащил веревку из его рта и заменил ее на другой кляп. Это было что-то новенькое. Он напоминал кляп-шар, который Сэм уже неоднократно успел примерить на Дина, с той лишь разницей, что вместо резинового шарика там было кольцо. Оно вставлялось в рот пленнику, оставляя его открытым и доступным.

Дин по-прежнему стоял на коленях и Сэм толкнул его в грудь. Дин не удержавшись, повалился на спину, на связанные руки. Его голова запрокинулась, обнажая адамово яблоко над ошейником, перевязанный у основания член болезненно стянуло, веревка грубо впилась между ягодицами.

Сэм схватился за цепочку зажимов и принялся натягивать ее, вынуждая Дина еще сильнее прогнуться между лопатками.


***
Дин уже три раза был в душе и все равно чувствовал себя грязным. Накануне Сэм совсем слетел с катушек. Он насиловал рот Дина, заставляя его захлебываться спермой, потом нагибал вперед и принимался трахать Дина в зад. Хорошо, что в этот раз он не пожалел времени на подготовку. Наполнив брата своим семенем, он заткнул его анальной пробкой и снова принимался за рот. Дин не знал, когда же Сэм натрахается, а тот был ненасытен и груб, в промежутках между актами шлепая Дина и мучая его соски горячим воском.

Когда Сэма отпустило, он отвязал Дина и ушел, заперев его в комнате, другой, не той, откуда Дин днем ранее сумел сбежать.


***

Дину хотелось плакать. Или бить посуду. Потом желание бить и крушить сменялось апатией. Убежать он больше не пытался. Некуда, и Сэм все равно его поймает. И тогда…

Дверь со скрипом приоткрылась.

– Дин…

– Уходи.

– Дин, я…

– Что мне сделать, Сэм? Встать раком? Сесть перед тобой на коленях и лизать твои ботинки?

– Дин, пожалуйста.

Сэм сел на кровать рядом с братом. Тот отодвинулся от него так далеко, как только смог.

– Дин, прости меня за вчерашнее. Это было недопустимо…

– Да? А за то, что ты мне задницу порвал накануне, ты не хочешь извиниться? А значит допустимо было тащить меня в какую-то подворотню и избивать? Держать взаперти?

– Дин…

– Что я тебе сделал, Сэм? Чем я заслужил такое отношение? Да ты к монстрам проявляешь больше милосердия! По крайней мере, ты их сразу убиваешь, а не издеваешься над ними сутками! Да ты…

Сэм приблизился и заткнул поцелуем его гневные крики. Дин отбивался, но сил было так мало и после вчерашнего так хотелось хоть немного комфорта, что он постепенно бросил сопротивляться, лишь всхлипывал, уткнувшись в клетчатую рубашку брата.

– Такое сложно простить, я понимаю, – шептал Сэм, – но я просто слишком люблю тебя. И поэтому был так жесток, как бы странно это ни звучало. Я боюсь остаться один, без тебя. Я просто не смогу жить. Тогда, когда ты собрал вещи и решил покинуть меня навсегда, и вчера, когда ты чуть не ушел, я просто запаниковал. Я не соображал, что делаю, и перешел все границы. Сможешь ли ты когда-нибудь простить меня?

Сэм опустил глаза. Дин, выбившийся из сил, утомленный и физически и морально, заснул, и слипшиеся от слёз ресницы бросали тени на его щеки.

 

Глава 6

Сэм приручал Дина как дикую кошку, постепенно, шаг за шагом стараясь вернуть к себе доверие.

Первым делом он привез ему одежду – простые спортивные штаны из натуральных тканей, футболку, и снял ошейник. Он старался быть незаметным, но в то же время предугадывать каждое желание Дина. Первой же ночью он собрал в большую коробку все «игрушки», которые испробовал на Дине, вывез ее в лес и сжег безо всякого сожаления.

Он не лез в душу брата, не вымаливал прощения, просто тихо и спокойно приносил ему все, в чем тот нуждался, подставлял свое плечо, когда чувствовал, что Дину нужна поддержка. И Дин потихоньку начал оттаивать.

В конце пятого дня Сэм открыл все двери в охотничьей хижине.

– Дин, ты уже вполне окреп и поправился. Само собой, ты не желаешь меня видеть и я тебя понимаю. Я больше не держу тебя. Можешь идти.

Как будто Дину было куда идти. Он уже давно перестал надеяться на то, что получит образование в престижнейшем институте, станет адвокатом, заведет семью и построит свой собственный дом. Он уже не держал зла на Сэма, видимо успел перегореть за эти недели. Кроме того, это по-прежнему был Сэм, его старший брат, которого он обожал и которым восхищался. Сэм, который защищал его от школьных хулиганов и рассказывал, как ухаживать за девчонками.

– Я остаюсь здесь, – произнес Дин тоном, не допускающим возражений.

Сэм поднял на него удивленный взгляд.

– Но...

– Куда мне идти, Сэм? В институт? Меня там уже никто не ждет.

Сэм виновато потупился.

– К отцу? Смешно. Мне некуда идти, Сэм. Единственное, что я могу – учиться жить с тем что есть. Мне будет сложно простить тебя, но я попытаюсь.

***

У них наладилось некое подобие быта. Дин не был ограничен в перемещениях, иногда ездил на Импале в ближайший супермаркет. За исключением тех случаев, когда Сэм отправлялся с отцом на охоту. Братья так и не смогли придумать правдоподобной легенды, где все это время был Дин и почему он неожиданно вернулся. Уж кого-кого, а Джона Винчестера им вряд ли удалось бы обмануть. Поэтому Дин был отстранен от охоты. Но каждый раз, когда Сэм складывал в спортивную сумку мачете, кольт, шприцы с кровью мертвеца, он не мог не заметить тоску в глазах брата.

***

Дин в сотый раз переточил все охотничьи ножи. Сэм уже третий день выслеживал неупокоенного духа, регулярно утром и вечером отправляя смски Дину, чтобы тот не беспокоился.

Дин изрядно соскучился. Он уже переделал все дела по дому и теперь изнывал от безделья. Он радостно вскочил, когда заскрипела входная дверь.

– Я же говорил, старина Том отгрохал здесь хибару, – послышался совсем не Сэмов голос. Дин похолодел. Он узнал этот голос.

Он принадлежал Рою, а значит, его напарничек Уолт тоже был здесь.

Роя и Уолта в охотничьем сообществе и боялись, и ненавидели, и презирали. Жестокие и беспринципные, они не гнушались брать деньги со спасенных людей, считали, что демона лучше пристрелить вместе с человеческой тушкой, уже подпорченной, как они говорили, не знали ни слова честь, ни слова гуманность.

– Погоди-ка, а здесь ведь занято. Давай посмотрим, вдруг пара горяченьких цыпочек решила переждать здесь дождь, – мерзко заржал второй голос – голос Уолта. Дина передернуло.

Дверь распахнулась и двое коренастых небритых мужчин вошли в комнату. Дин попятился, почувствовав на себе оценивающий взгляд двух пар глаз.

– Да это же малыш Винчестер! – Уолт сделал шаг в сторону Дина, – ты один здесь?

– Папа не говорил тебе, что хорошеньким мальчикам не стоит оставаться одним в лесу? – подхватил Рой.

Он бросился на Дина, но тот успел приготовиться. Сделав обманный маневр, он дезориентировал соперника и с силой ударил кулаком по лицу. Рой схватился за окровавленный нос.

– Ах ты сука, – зашипел он, – Уолт, давай, вали его!

Дин отбивался как мог, но численный перевес был на стороне соперников. Вскоре он уже бился в руках двух крепких мужчин, которые беззастенчиво щупали и лапали его.

– А правду говорили, младший Винчестер просто куколка, – довольно осклабился Уолт. Он крепко держал руки Дина за спиной, другой рукой зажимал его рот, пока Рой грубыми мозолистыми ладонями лазил у него под футболкой.

– Ну что, приятель, давненько мы с тобой не веселились? – Рой вытащил руки из-под футболки Дина и достал из своего рюкзака засаленную бутылку с каким-то пойлом. Он сделал большой глоток и дыхнул перегаром в лицо Дину.

– Уолт выебет тебя в жопу, а я займусь ротиком. А потом мы поменяемся. Согласна, моя девочка?

В ту же секунду Дина перевернули и перекинули через спинку дивана и спустили до колен штаны и белье. Дин пытался вывернуться, но Уолт крепко схватил его за заднюю часть шеи и вжал лицом в пыльную обивку дивана.

Рой сделал еще один глоток своего суррогата, а потом, поддавшись моменту, перевернул бутылку над задницей Дина.

– Эй! – запротестовал было Уолт, но быстро замолк. Золотистый алкоголь лился на белоснежную гладкую попку Дина, затекал между ягодиц. Дин вздрогнул, когда холодная жидкость стекла между ягодиц по яйцам, неприятно пощипывала в тех местах кожи, где были царапины и микроранки. Дин невнятно выругался в обивку.

– А ну заткнись! – Рой со всей дури ударил открытой ладонью по заднице. Брызги посыпались с мокрой кожи, на месте удара начал проявляться красный отпечаток. Уолт согласно заржал и присоединился к приятелю. Они вместе пороли Дина, пока его зад не стал красного цвета. Только после этого Рой расстегнул брюки и достал свое немаленькое хозяйство. Уолт последовал его примеру.

– Эй, что здесь происходит?! – раздался голос с порога.

***

На въезде стоял побитый грязный пикап. Сэма охватило неприятное предчувствие. Он почти бегом вбежал в хижину. Открывшаяся картина подтвердила его худшие опасения.

Два здоровых мужика, в которых Сэм сразу узнал Роя и Уолта, схватили Дина. Его Дина! Они посмели прикоснуться к нему, посмели сделать ему больно!

Не помня себя, он бросился на негодяев. Уолт отлетел у стене, Рой захрипел в удушающем захвате.

Сэм наносил удары один за другим. Он не заметил, как за его спиной очухался Уолт и бросился защищать напарника. Но он не смог осуществить задуманное: Дин схватил с пола ту самую опустевшую бутылку и обрушил ее на голову своего несостоявшегося насильника.

***

Дин сидел на краю кровати, завернувшись в старое покрывало, и ждал Сэма. Тот погрузил вырубившихся охотников  в их же пикап, повез их подальше в лесную чащу. Когда они очнутся, им предстоит долгий путь домой. Это послужит им уроком. Сэм не боялся, что выбравшись, они начнут болтать. Этим двоим мерзавцам уже давно никто не верил.

Вернувшись, он сел рядом с Дином и приобнял его.

– Ты как?

– Сэм, – Дин повернулся к брату, – увези меня отсюда?

– Конечно.

***

Дин ждал в машине. Сэм собирал вещи. На то, чтобы забрать из хижины свои нехитрые пожитки, Сэму понадобилось совсем немного времени, а Диновых вещей там и вовсе не было. Они молча ехали до ближайшего мотеля.

Лишь заселившись, Сэм первым нарушил тишину.

– Дин, я хотел тебе сказать… Папа ушел на охоту и не вернулся.

Дин поднял голову и обеспокоенно посмотрел на брата.

– Накануне я был не на охоте – я пытался найти его, но безуспешно, – продолжал Сэм, – мне нужна помощь. Твоя помощь. Ты согласен охотиться вместе со мной?

В глазах Дина засветилась радость и он воодушевленно кивнул.

– Отлично, братишка, – Сэм похлопал Дина по колену, – у нас есть работа.




Сказали спасибо: 10

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Данный сайт содержит
материалы для взрослых
18+
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?



Авторы: ~ 8 A B C D E F G H I j k L M N o P q R s t V W а В Д К М Н П С Т Ф Х Ш Э

Фанфики: & . 1 2 4 5 6 A B C D E F G H I L M N O P R S T U W А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я

  наши друзья
Зарегистрировано авторов 883