ТЕКСТЫ
263

After a life

Дата публикации: 15.03.2014
Дата последнего изменения: 15.03.2014
Автор (переводчик): Ketch_;
Персонажи: Дин; Сэм; Кастиэль;
Жанры: даркфик; десфик; драма; инцест;
Статус: завершен
Рейтинг: R
Размер: мини
Примечания: Дин/Кастиэль, упоминание Дин/Сэм
Саммари: После смерти у Сэма и Дина вечность, в которой они не могут быть вместе.


Глава 1
Числа и даты в календаре больше не имеют значения, и смена времен года утрачивает смысл. Что такое дни и ночи, если десяток лет пролетает незамеченным где-то между очередной заключенной сделкой и чашкой кофе, вкус которого он может только вспоминать, но не чувствовать.

Если очень захотеть, можно найти в каких-нибудь старых книгах упоминание о Конце и Начале, но проблема в том, что половина из написанного – вранье и вымысел. Все было не совсем так. И даты неверные, и расстановка сил была иной, но разве это кого-то интересует? 
Если очень захотеть узнать, чем все закончилось и, возродившись, началось заново на самом деле, проще посетить заброшенное старое кладбище на окраине Нью-Джерси. Сэм до сих пор изредка бывает там, стоит некоторое время, стискивая пальцами проржавевшую решетку ворот, не смея зайти внутрь. Он вглядывается в мертвую тишину заросшего кладбища, втягивает носом едва уловимый запах давно разложившихся тел, но на самом деле видит только одну могилу. Слов вытесанных на надгробном камне уже не прочесть – выело ветром и дождями, затянуло мхом - но он еще помнит, что там было написано прежде. Он почти видит свое имя выбитое в сером камне, прямо под именем Дина… и пожелание спокойного сна им обоим...

Сон все еще есть, правда иногда кажется, что это всего лишь процедура выжигания остатков того, что осталось в нем от человека. Потому что во сне, короткими искрами жгущими тело, с тихим потрескиванием вспыхивают и сгорают лоскуты воспоминаний. И, просыпаясь со стоном, Сэм видит внимательный спокойный сочувствующий взгляд Дина. 
Дину сон не нужен, он, наверное, уже и не помнит ничего, но его присутствие помогает помнить Сэму, поэтому пытка во сне, горение заживо продолжается уже целую вечность. Сэм готов это терпеть.
За годы, а может столетия Сэм притерпелся к запаху Дина, словно и нет его вовсе. Что чувствует Дин, Сэм не знает, но замечает, как осторожен Дин, находясь рядом. Как внимательно следит за тем, чтобы не прикоснуться к Сэму и кончиком пальца. Он не уничтожит брата одним коротким касанием, но Сэму будет очень больно, и Дин это, кажется, понимает.

Они редко разговаривают, у каждого из них свои дела, но в тот момент, когда они покидают дом, и тени от двух пар крыльев какое-то время скользят рядом, Сэму кажется, что они с Дином все еще вместе.

Сэм, благодаря усилиям охотников, сотни раз бывал в аду, но всегда находил путь обратно, выбирался из совсем кошмарных мест, стремясь вернуться на землю. Не потому, что не мог находиться внизу, нет, он мог стерпеть и не такое, но там, наверху оставался Дин. И Сэм в стотысячный раз задает себе вопрос – не потому ли демоны так рвутся из ада - чтобы найти того, кто был когда-то дорог?

Дин ждет его, по ночам в окне их спальни всегда горит тусклый свет старой лампы. «Чтобы ты не заблудился», - сказал Дин когда-то давно, и Сэм до сих пор, даже в самых жутких уголках самого пекла, видит этот бледный свет, лишь только закрыв глаза. Он хочет верить и надеется, что этот свет будет гореть вечно, и это действительно трудно, ведь демонам чуждо слово «вера», и в аду нет места надежде.
Когда Сэм возвращается, Дин смотрит на него и произносит простое «Привет». Каждый раз Сэму хочется схватить его за грудки, пусть даже это спалит ему ладони, и заорать: «Ты ждал меня? Ждал?!» 
Он не делает этого – свет в окне горит, и Дин все еще остается здесь, отказываясь от неба. Конечно, ждал. Сэм верит в это, хотя теперь может только вспоминать, что значит слово «вера».

Сэм не доверяет никому, поэтому остается один. У Дина есть Кастиэль. Он всегда был рядом с Дином, остается и теперь. Сэм задыхается от их запаха, когда они, случается, оказываются втроем в одном доме. Но, если к Дину Сэм уже привык, то запах Каса почти сводит его с ума. Сэм заставляет себя терпеть это. Только так он может остаться с Дином - пока не испытывает ненависти к ангелам.

Очень давно, почти сразу после их смерти, Кас впервые пришел к Дину как к равному. Сэм слышал то, что ангел говорил его брату, слова утешения и помощи. Сэма никто уже не мог пожалеть – демоны не заслуживают сочувствия. Он видел слезы Дина, слышал его надломленный шепот - «А как же Сэм? Что будет с ним?», и ненавидел Дина за это, за эти вопросы, за боль в его глазах. Ангелам не должно быть больно, иначе это нечестно, несправедливо. 

Спустя сотню лет Кас стал любовником Дина. Сэм не может винить брата, в нем столько тепла и света, что, кажется, невозможно удержать это в себе, этим светом надо делиться. 

В первый раз, когда ангелы занялись любовью, Сэм чуть не лишился глаз. 

Он спал тогда, горел в аду своих воспоминаний о руках Дина, о глубоких мокрых поцелуях, о языке, вылизывающем его рот, и о теле, толкающемся в него так, что подбрасывает на кровати. О стонах. Мягких, хриплых стонах... на белых простынях. Еле слышных сквозь сжатые зубы… доносящиеся с постели Дина.  
Сэм столкнулся взглядом с глазами Дина и не смог заставить себя отвернуться. Кас тяжело дышал, цепляясь руками за спинку кровати над головой, и коротко вскрикивал, когда Дин, придерживая его за бедра, неторопливыми плавными движениями погружал свой член в его плоть. 
«Уйди» - тихо процедил Дин, глядя в лицо Сэма, не останавливаясь и не сбиваясь с медленного ленивого ритма. 
Именно тогда Сэм впервые почувствовал каждую каплю демонской крови в своих венах… 
Он не мог потом понять, что его оглушило – стоны Кастиэля, снова и снова произносящего имя его брата, или нарастающий шелест невидимых ему белоснежных крыльев. Что ослепило – сияние двигающихся словно единое целое тел двух ангелов или чистый свет в глазах Дина … Теперь Сэм уже не помнит этого. Помнит только, как, почти ничего не видя, выбрался из комнаты, как блевал, лежа на полу в ванной, как надавливал ладонями на глазные яблоки, пытаясь избавиться от жгущей рези… и не заплакать. Демоны не умеют плакать и не умеют любить.

Сэм не может злиться на Дина, это не его вина. Ангелов тянет к теплу, они существуют когда любят.
Сэм живет ненавистью. К тем, кто еще жив. К тем, кто может дарить тепло, раз самому ему это чувство больше не доступно. Он губит души, он заключает сделки и сбивает чистых людей с их праведных путей. Он старается излить всю свою ярость, всю злобу где угодно, лишь бы подальше от дома. Чтобы Дин не чувствовал этой тьмы, этого остервенения клокочущего внутри него. Это помогает… или Дин научился не замечать.

Иногда Сэм хочет рассказать Дину свои сны, иногда хочет спросить – ты помнишь хоть что-нибудь? Но в голове его все еще звучит нетерпеливый шелест крыльев, его глаза все еще помнят любовь и свет в глазах Дина, когда тот обнимал Кастиэля, поэтому Сэм замолкает, до крови прикусывая свой язык. Он не может позволить брату снова страдать, тому хватило этого при жизни. Пусть не помнит, так лучше.
Сэм понимает, что мог бы точно так же забыть обо всем -  не возвращаться к Дину и, рано или поздно, внутри перестанет гореть этот странный, непонятный огонь. Он мог бы, но не делает этого.
Возможно ему нравится мучить себя, возможно он знает, что так, как есть проще для них обоих. Только каждый раз, сидя на полу около двери их спальни, прижимаясь лбом к ее поверхности, царапая ногтями, вслушиваясь в то, что происходит за этой дверью, различая среди всхлипов и криков, среди шелеста простыней, тихий вздох Дина «Сэм…», он говорит себе – "Неправда. Этого не было…", и давится слезами, стонет от рыданий рвущих горло, напрочь забывая о том, что демоны плакать не умеют…

Конец.



Сказали спасибо: 34

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Данный сайт содержит
материалы для взрослых
18+
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?



Авторы: ~ 8 A B C D E F G H I j k L M N o P q R s t V W а В Д К М Н П С Т Ф Х Ш Э

Фанфики: & . 1 2 4 5 6 A B C D E F G H I L M N O P R S T U W А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я

  наши друзья
Зарегистрировано авторов 883