ТЕКСТЫ
409

This is our day...

Дата публикации: 15.04.2015
Дата последнего изменения: 15.04.2015
Автор (переводчик): supernaturalcast;
Персонажи: другие персонажи;
Жанры: нецензурная лексика; ООС; сонгфик;
Статус: завершен
Рейтинг: NC-17
Размер: мини
Примечания: Текст написан на песню Three Days Grace - Painkiller Послушать можно здесь(http://pesni.fm/search/Three+Days+Grace/Painkiller)
Саммари: У Дженсена день не задался с самого, мать его, начала.


Глава 1
You know you need a fix when you fall down…

«Чтоб их всех черт побрал!» - злобно думал Дженсен Эклс, дергая на себя дверь собственного трейлера. Та в ответ, будто предавая хозяина, категорически отказывалась открываться. Все шло наперекосяк.

Дженсен с остервенением пнул ни в чем не повинную дверь.

День для него не задался с самого, мать его, начала: с Джаредом они поссорились еще утром. И ладно бы причина ссоры была, действительно, весомой. Так нет! Дженсен просто не туда положил свою зубную щетку.

«Гребаный Джаред! Может раздуть из микроба слона!» - думал Эклс, со злостью вставляя ключ в замочную скважину и два раза проворачивая.

Что правда, то правда: его лучший друг умел преувеличивать.
Хорошо так преувеличивать.

Взять, к примеру, вчерашнюю выходку Миши, когда Коллиинз невинно ухватил Дженсена за ягодицу, слегка похлопывая; так это была чистая случайность! И Дженсен там близко не участвовал, а, так, мимо проходил. Только попробуй это объясни Джареду Падалеки, который, если вбил себе в голову что-то, от этого не отступится.

День не задался с самого, мать его, начала.

You know you need to find a way
To get you through another day…


Дженсен громко хлопнул дверью собственного трейлера и, собирая все углы, направился к диванчику у камина. Звезде сериала нужен был отдых – и чем раньше, тем лучше! - потому что, как по мановению волшебной палочки Джареда Падалеки, весь день Дженсена Росса Эклса скатился в одно, всем известное, место.

На него наорал Сингер, на него надулся Миша, на него обиделся Джаред: дня лучше и придумать нельзя!

Дженсен плюхнулся на мягкий диван и устало потянулся, потирая ладонями уставшее лицо. Он так устал за этот день, устал улыбаться, устал говорить, устал угождать всем, бог мой, да он даже просто дышать устал.

Им недовольны были абсолютно ВСЕ. И ладно бы мужчина делал что-то не так - так нет, и играл потрясающе, и вел себя соответственно. Однако, Коллинз обиделся на обычный подкол по поводу гейского плаща, а Роберту показалось, что Дженсен играл недостаточно убедительно.

Джаред с ним не разговаривал.

Площадку Эклс покидал совершенно разбитый, жутко злой и в смешанных чувствах.

День не задался с самого, мать его, начала.


Let me be the one to numb you out...

Да, Дженсен просто психанул, сорвался, когда Боб в очередной раз заставил переиграть сцену, где Сэм и Дин в Импале говорили о своих чувствах. Режиссеру казалось, что сцена неестественна, а чувства недостаточно убедительны.

Да какие могут быть убедительность и братская любовь, когда ты хочешь приложить собеседника мордой о капот пару раз?

Правильно, никакие.

В дверь трейлера постучали. Дженсен сонно продрал один глаз: на большее его не хватило.

Стук повторился.

Дженсен застонал и принялся вставать. Не хотелось не то, что двигаться, даже дышалось с трудом. И если бы Дженс смог вернуть утро назад, он непременно бы это сделал - не было бы сейчас так паршиво на душе, и шел бы он к двери летящей походкой.

Почему сейчас было так противно? И почему так хотелось не просыпаться вообще? Хотелось откопать себе яму и зарыться в нее с головой. Чтобы вокруг не было ни проблем, ни людей – только земля. Она не сможет давить так же сильно, как давят социум и обстоятельства.

Дженсен остановился перед дверью, шумно выдохнув.

Он уже знал, кто за зверью. Так стучится лишь один человек. Четыре раза – и это Джаред. Почему четыре Джаред не объяснял, но именно столько он стучал каждый раз, когда просил Дженсена открыть.

Не только дверь, но и душу.

День не задался с самого, мать его, начала.

Let me be the one to hold you…

- Дженсен, открой эту гребаную дверь, я знаю, что ты там. - Джаред постучал четыре раза. Снова. – Послушай, Дженс, с утра я был не прав. Признаю. Прости меня. Но почему ты плюнул на все и ушел с площадки. Ты не психуешь на всех и каждого. Ты так не поступаешь!

Дженсен молчал, просто оперся о дверной косяк с другой стороны железной преграды и молчал. Ему было невероятно тяжело. Актеру хотелось ответить Джареду, хотелось сказать, что все хорошо и обнять. Или нет – набить морду, за то, что дал ему столько переживаний одним лишь своим поступком, а потом обнять.

И еще тысячи вариантов. Но в каждом, в конечном итоге, все сводилось к простому «Обнять».

Дженсен Эклс лишь сейчас это понял: как на самом деле сильно он хотел обнять Джареда Падалеки. Не только в данный момент времени – всегда.

Джаред, этот ходячий, огромный комок счастья, он всегда светился позитивом и дарил хорошo настроение всем вокруг. И стоило только этому позитиву повернуться к Дженсену спиной всего один раз - все пошло наперекосяк.

Эклс чувствовал себя разбитым на кусочки, подавленным, разобранным на части. А они не разговаривали с Джаредом всего-то день, который не задался с самого, мать его, начала. Что с ним будет, не разговаривай они месяц?

С этой мыслью Дженсен с силой оттолкнулся от косяка, выдохнул и распахнул перед Джаредом дверь. Тот, будто только этого и ждал и, ворвавшись внутрь трейлера, порывисто обнял Эклса. Дженсен против воли широко улыбнулся, смыкая руки у Джареда за спиной.

Может, именно для этого день не задался с самого, мать его, начала?

Never gonna let you get away…

Мужчины стояли на пороге распахнутой настежь двери в трейлер. Никого из них не заботило, что проходящие мимо люди смотрели на них, как на редчайший артефакт в музее. Им было плевать на весь мир. Им было плевать на все, кроме сильных рук друг друга, что сейчас крепко прижимали тело напротив к себе.

Но это происходило лишь пару мгновений, мгновений, за которые Солнце могло столкнуться с Землей, обжигая ее поверхность своей раскаленной оболочкой. Мгновение, за которое Дженсен Эклс обжегся, лишь слегка коснувшись Джареда Падалеки.

Мужчина отпрянул.

Он испугался. Испугался не столько того, что произошло – объятья – это то, что они совершали довольно часто – сколько того, как отреагировало его собственное тело на присутствие Падалеки так близко.

Дженсен с силой оттолкнул Джареда от себя.

- Джей иди к себе, я не поеду сегодня домой, – выдохнул Эклс. И отвернулся.

Он отвернулся от действительности. Он боялся, что, если Джаред останется в его личном пространстве еще хоть секунду, он, непременно, поймет, что с Дженсеном что-то не так.

Он, непременно, поймет, что Дженсен Эклс хочет Джареда Падалеки. Сильно, мать его, хочет.

- Дженс, да что с тобой? Я ведь извинился, старик, что не так? – Джаред недоумевал, смотрел на спину Эклса полными непонимания глазами и недоумевал. И почему этот человек ТАК на него влияет.

Дженсен же, слегка выровняв сбившееся дыхание, обернулся к застывшему Джареду и с улыбкой указал на дверь. Джаред даже не шевельнулся.

Он не уйдет, хоть, день и так не задался с самого, мать его, начала.

The shoulder you cry on...

- Джаред! Уйди, сейчас не то…

- Что? Дженс, что сейчас не то? – Джаред схватил растерявшегося Дженсена за плечи и хорошенько встряхнул пару раз. – Скажи мне, что с тобой? – Глаза в глаза и лица на расстоянии выдоха. И Дженсену сейчас так захотелось прижать Джареда к себе. Наплевать на все его закидоны, наплевать на собственную эрекцию, наплевать на весь мир.

Он так и поступил, порывисто обнял парня, прижавшись к нему всем телом, отвечая на его вопрос действиями, и Джаред все понял, но не испугался, не отпрянул, не набил Эклсу морду, за то, что у того стоит на парня. Он лишь сильнее прижал Дженсена к себе.

Джаред давно уже все для себя решил. Решил, что Эклс для него дороже любого человека на этой планете, любой вещи в этом мире.

Они встретились четыре года назад, на прослушивании. И Джаред уже тогда понял, какой человек предназначен ему судьбой, Дженсену же на это потребовалось четыре года. Падалеки улыбнулся, сильнее прижимая к себе СВОЕГО человека

Теперь Дженс от него точно никуда не денется.

День становился не таким паршивым.

The dose that you die on...

Джаред наклонился к такому родному лицу, умоляя всевышнего, чтобы Дженсен не испугался сейчас, чтобы не убежал с криками из трейлера. Джаред молил, чтобы осознание к Эклсу пришло не молотом по красивой голове, а плавно, с полным пониманием всего, что с ними происходит.

Падалеки еле коснулся губ Эклса своими и тут же отстранился, наблюдая за его реакцией. Дженсен молчал, не набрасывался на Джареда с кулаками, не выбегал с криками о том, что его насилуют, из трейлера. Он просто стоял, зажмурив глаза и сжав руки на джаредовой спине, и молчал.

А куда ему деваться, когда стояк упирается в ширинку и давит тупой болью возбуждения на мозги, приглушая голос разума? Только вперед: совершать необдуманные поступки, прыгать со скалы в бездну. И он бросился…

Джареду на шею, но это было равносильно пропасти. Дженсен поцеловал парня. Сам. Сильно прижав Джареда к себе и впиваясь в его губы жадным поцелуем. Дженсен притиснул Джареда к ближайшей стене, с силой вдавливая того в горизонтальную плоскость и просовывая свой язык меж сжатых губ Джея, но боязливо отстраняясь.

Падалеки был в прострации лишь пару секунд, затем он дернул Эклса на себя, не позволяя отойти далеко, и, перехватывая инициативу, сам углубил поцелуй, с каждым мгновением все сильнее распаляясь.

- Джа, постой.

- Ну что такое, Дженс, ты не хочешь? А я бы сказал, - Джаред с выражением посмотрел на его пах, - очень даже сильно хочешь.

- Дурак, нужно двери закрыть, - Дженсен лишь улыбнулся, потянувшись к двери, дабы закрыть ее. Но Джаред перехватил его руку.

- Поехали домой.

День, определенно, становился первоклассным!

I can be your painkiller, killer, killer…

Да, они со второго сезона жили вместе. И дело было вовсе не гейских замашках: дом обоим нужен был лишь для того, чтобы завалиться туда после тяжелого рабочего дня и просто поспать.

Они, порой, не успевали даже поесть, просто заваливались домой - и сразу на кровать. Не на общую, конечно, чем Джаред долгое время был не доволен: на разные, правда, все равно в одной комнате.

Падалеки улыбнулся своим мыслям, украдкой взглянув на своего, теперь уже, «чуть больше, чем просто друга». Он не соврал тогда, когда на вопрос интервьюера ответил, что жить с Дженсеном лучше, чем с какой-то девчонкой.

Джаред продолжал улыбаться.

Дженсен же нервничал. Ужасно нервничал, с силой комкая побелевшими пальцами ткань собственных брюк. Он, безусловно, волновался. Для Эклса это был первый раз с мужчиной и, сколько бы он не хорохорился, он все равно очень боялся того, что будет.

Он как-то читал, что это ужасно больно. Как и когда он попал на этот, довольно познавательный, как оказалось теперь, сайт Дженсен не помнил, но сейчас он ему, безусловно, очень радовался. По крайне мере, Эклс знал, что нужно делать перед тем как…

Дженсен покраснел, опустив голову к своим коленям.

«Черт! – думал он. – Джаред, а ведь я буду снизу» - и улыбнулся. Он не хотел, чтобы Джею было больно, к тому же, сам Дженсен в состоянии вытерпеть то, что предстоит.

День не задался с самого, мать его, начала, но сейчас начал налаживаться.

You"ll love me till it"s all over-over-over…

Мужчины вышли из машины. Такси, весело мигая фарами скрылось за поворотом. Дженсен тяжело вздохнул, Джаред лишь неуверенно вторил его действиям.

Теперь нервничали оба.

- Проходи… - Дженсен остановился у выхода, пропуская Джареда вперед.

- Да ладно, чего ты, давай ты, - Джаред неуверенно ему улыбнулся, заглядывая в глаза, стараясь там найти что-то, что может увидеть только он, что никому больше в этом мире незримо.

Они стоят на пороге, дверь была открыта, но никто из них не хотел входить. Первым сдался Дженсен, он всегда уступал Джареду в любой мелочи, будь то место у окна в автобусе, последний пирожок в закусочной или видео игра. Просто Джаред он такой мальчик.

Большой взрослый мальчик.

Дженсен, не останавливаяс, направился прямо в ванную. Он прекрасно знал, что ему нужно. Джаред лишь первое время находился в прострации, мгновением позже в голове будто что-то щелкнуло.

Раз, и он вошел в дом, бережно закрыв за собой дверь. Два - пошел на кухню и, доставая из холодильника бутылку пива, сделал два больших глотка. Три – сжал в руках полотенце которым вытирал вспотевшее лицо.

Ему просто нужно было успокоиться. Джаред сел на бежевый диван их с Дженсеном гостиной. Не смотря на то, что бывают они в этом доме не чаще, чем пять раз в неделю, Джаред любил этот дом больше, чем собственный в Лос-Анджелесе. Парень потер лицо руками, шумно выдохну в собственные ладони.

Он нервничал.

«Кто будет снизу?» - думал Джаред, медленно, для успокоения, впуская кислород в легкие. Секса с Дженсеном хотелось неимоверно. Не первый год Джаред мечтал о своем друге. Чего только парень не успел нафантазировать. И Дженсен – официантка местного бара, и Дженсен – брутальный качек, авторитет Ванкувера. И Дженсена под собой, и Дженсена в себе.

Но вот, сейчас это должно случиться, а он не знает, чего хочет сам больше. И все же, в одном Джаред уже уверен точно - с Дженсеном он готов на все. Он слишком влюблен в своего «чуть больше, чем друга».

День не задался с самого, мать его, начала.

Cause I"m the shoulder you cry on…

Дженсен вышел из ванной спустя минут двадцать полностью одетый, к тому времени Джаред уже весь извелся и совершенно не знал, что ему делать и куда себя девать. Таким парень себя еще не помнил. Он совершенно не знал, что ему делать. Но, Дженсен, видимо, как и всегда, все понял без слов.

Они всегда друг друга понимали. Им достаточно было взгляда, доли секунды, чтобы выразить друг другу свое мнение. Достаточно малого прикосновения, чтобы дать понять «Я здесь, я с тобой!». Достаточно секунды, чтобы утонуть в глазах друг друга.

У Дженсена было двадцать минут в машине и столько же в душе, чтобы осознать, что между ним и Джаредом с самого начала было что-то большее чем дружба. К этому он шел долгие четыре года.

Джаред же понял все с самого начала. Однако, это не мешало им сейчас поменяться ролями неуверенного, запутавшегося в своих чувствах вчерашнего натурала и на сто процентов осознавшего свои чувства гея. Сейчас это было необходимо.

Они понимали друг друга без слов.

Дженсен уверенно подошел к вставшему с дивана Джареду и, встав на носочки, легонько коснулся губ Джея своими. Мимолетное касание – и он отстранился, а Джареду тут же стало невероятно мало. Мало его прикосновений, мало его запаха, смешанного с гелем для душа, мало его рук, чуть поглаживающих его бока сквозь тонную ткань рубашки.

Но было слишком много его зеленых глаз, в которых Джаред Тристан Падалеки утонул еще четыре года назад.

У этого дня несколько вариаций?

The dose that you die on…

Джаред отстранился от пухлых губ лишь на секунду, чтобы снять футболку, что липла к телу и была словно каменная стена между ним и Дженсеном Эклсом, а друг уже протестующее заскулил и, вцепившись в плечи Падалеки, с силой потянул его обратно на себя.

Еще теснее, еще ближе, еще красочнее.

Хотелось всего. Хотелось больше. И сегодня Дженсен не хотел себе отказывать ни в чем. Еще час назад он был разбит, его внутреннее состояние было в том самом положении, куда стремятся все предметы, чтобы обладать наименьшей энергией – в самом низу. А сейчас его прижимает к стене и страстно целует его лучший друг.

А он отдается. Весь, без остатка отдается этому поцелую, этим чувствам, этому Дню.

Руки Джареда потянулись к ремню на джинсах Эклса, расстегивая их и спуская с подтянутой задницы. Ладони Падалеки тут же легли на освободившееся пространство, с силой сжимая упругие ягодицы сквозь ткань боксеров.

Дженсен шумно выдыхнул сквозь поцелуй, сильнее прикусывая нижнюю губу Джареда, и Джей понял - он все делает правильно.

День обещал стать самым незабываемым.

I can be your painkiller, killer, killer…

Штаны давно полетели к черту. Вместе с трусами и всеми предрассудками на свете.

Как мужчины оказалис у двери в спальню, осталось загадкой даже для них. Дженсен подпрыгнул, хватаясь за шею Падалеки руками, разрывая долгий поцелуй и скрещивая ноги на джаредовой спине. Падалеки лишь улыбнулся, подхватывая самого любимого в мире человека под ягодицы и прижимая к себе плотнее.

Джаред глубоко вдохнул запах Дженсена, впуская его в себя, пропитываясь каждой клеточкой своего организма им, Дженсеном Россом Эклсом. Падалеки внес его в спальню, не разбирая пути, он дошел до кровати: выбирать, на какую падать, не приходилось.

Он просто шлепнулся на первую попавшую, придавливая тяжестью своего тела тело Дженсена. Тонкие губы Падалеки вновь нашли пухлые напротив. Язык скользнул меж призывно приоткрытых губ Дженсена. Эклс только этого и ждал и, всасывая язык Джареда в себя, толкаясь собственным навстречу, он нарочно прошелся зубами по юркому язычку Падалеки.

Джаред вскрикнул от неожиданности и в отместку вновь с силой сжал ягодицы Дженсена, чуть впиваясь в них ногтями: завтра будут царапины.

Дженсен выгнулся на встречу, прося большего, разрывая поцелуй и открывая полный доступ к своей великолепной, крепкой шее. Джаред так же жадно, как мгновение назад целовал губы Дженса, прижался губами к его шее, оставляя засос.

Он спустился ниже, к соскам. Прикусил один, второй лишь слегка обводя языком.

И этот контраст, эта неполноценность, вопреки всем ожиданиям, лишь заводили Эклса сильнее: он беспорядочно водил ладонями по бокам Джареда, иногда соскальзывая на спину.

Хотелось еще больше. Хотелось запомнить этот день, как самый невероятный в их, теперь уже, безусловно, новой жизни.

I know what you want so desperately…

Джаред спустился влажной дорожкой поцелуев от едва тронутых сосков к впадинке пупка, затем, по линии волос ниже, к призывно топорщащемуся члену Эклса.

- Привет, дружок, - похабно улыбнулся Джаред, большим пальцем левой руки размазывая прозрачную капельку, что выступила на вершинке. Дженсен лишь фыркнул, запуская пальцы в шевелюру Джареда и побуждая перейти, наконец, к более решительным, углубленным действиям.

Джаред, еще раз улыбнувшись, наклонился и слизал очередную каплю смазки с вершинки ствола. Затем медленно прошелся языком до самых яичек, чуть пососал каждое и отпустил, с огнем в глазах смотря вверх, на зажмурившегося Эклса – такая картина Джареду нравилась больше всего на свете.

Дженсен лишь сильнее пальцами сжал великолепные пряди Джареда.

Так хорошее ему еще никогда не было.

You know I"ll give you one for free...

- Джаред, все, хватит, я сейчас… - он не договорил, сжимая челюсти и с силой дергая Падалеки наверх, к себе. Чтобы ощутить его мягкие губы на своих, чтобы почувствовать свой собственный вкус.

- Дженс, ну, это не дело! Я так хотел, чтобы ты кончил. Для меня… - последние слова Джаред выдохнул Дженсену в губы с каким-то особым подтекстом, будто этим силясь сказать что-то совершенное иное, понимание чего до сих пор не доходило до Эклса.

Дженсен аккуратным движением подмял Джареда под себя и, устраиваясь сверху, оседлал его бедра. Джаред опустил руки на его ноги, поглаживая бархатистую кожу круговыми движениями.

- Как ты хочешь? – внезапно спросил он Дженсена, пока тот нежно гладил подтянутый торс Падалеки своими невероятными руками. Вопрос застал Дженсена врасплох. Он толком не знал, что ответить, поэтому, приподняв бедра, схватил колом стоящий член Джареда у основания, прицельно направляя его в себя, и на выдохе прошептал Падалеки прямо в губы:

- Сверху.

Что не так с эти гребаным днем?

Forever you"re coming back to me...

- Черт, Дженсен! Нельзя же так сразу! – Джаред задохнулся, подавился собственными вздохом и слюнями. Вид Дженсена, плотно зажмурившего глаза, ощущение его давящей тесноты, ощущение себя, наконец-то, внутри него, наконец-то, одним целым пьянили Джареда сильнее трех бутылок отменного виски.

Мысленно он ругал Дженсена за безответственность, за его поспешность. Дурачок сам сделал себе больно, а Джаред переживал его боль, как свою собственную.

- Я подготовился, - тихо выдохнул Дженс спустя какое-то время, чуть приходя в себя.

Он начал двигаться. И Джаред Падалеки полюбил этот день.

Now I"m going to give you what you need...

Дженсен тягуче медленно первый раз приподнял бедра, почти выпуская член Джареда из своего жаркого плена, и резко опустился до конца, со свистом выпустив воздух из легких и чуть жмуря глаза.

Джаред с силой сжал зубы, запрокидывая голову. Ладони сами собой сжались на бедрах Эклса. Первые движения были настолько нереальными, уносящими Джареда в невиданные дали, что много позже он мог кончить, только вспоминая, как все это было.

Мысленно пожав себе руку и повесив медаль на грудь, Джаред переместил огромные ладони на ягодицы Эклса, пытаясь изменить сложившийся ритм на более быстрый. В ответ Дженсен лишь шлепнул Падалеки по рукам и продолжил неспешно двигаться на его члене.

Джареда уносило. Он просто начал поскуливать, комкая в руках простынь. Дженсен сказал, что хочет сверху. Он и был сверху.

Если так будет продолжаться, долго Джаред не протянет.

Cause I know what you fiend on
And what you lean on, what you lean on...


Собрав всю волю в кулак, Джаред перекатился, подминая Дженсена под себя, меняя позиции. Дженсен одобрительно хмыкнул, скрестив ноги на шикарной спине Джареда и пятками побуждая Джареда начать двигаться, а руками цепляясь за его напряженные плечи.

Первый толчок для Джареда был самым трудным и самым волнительным шагом, который он когда-либо делал в жизни. Он так боялся сделать Дженсену больно. Боялся сделать что-то не так, боялся, что Дженсену не понравиться.

Медленно выдохнув, Джаред толкнулся внутрь, с первого раза попадая в бугорок простаты. Дженсена выгнуло дугой.

- Блять! – вскрикнул он, ногтями продирая кожу на плечах Джареда. Падалеки сделал еще один толчок под тем же углом. Дженсен вскрикнул в полный голос, притягивая Джареда ближе и зубами вцепляясь в многострадальное джаредово плечо.

- Бля-я-ять! Джей! Только не останавливайся! Пожалуйста! Давай еще-е-е! А-а-ах, – с каждым движением Дженсен просил еще больше, еще сильнее, еще глубже. Стоны становились все протяжнее, а фрикции все глубже.

Джаред до последнего не сбивался с ритма, ему хотелось больше царапин на спине от рук Дженсена, больше его стонов и просьб не останавливаться, ему хотелось больше.

Дженсен не выдержал первым, бурно излившись между их животами, пачкая обоих в сперме и выгибая спину в невероятной дуге. Толкнувшись пару раз в сжавшееся колечко мышц, Джаред последовал за ним, оргазм накрыл обоих, унося на волнах блаженства далеко от этой спальни.

И было так охуенно, как не было еще никогда, ни в один из дней их гребаной жизни.

Оба счастливо улыбались.

...

The shoulder you cry on
The dose that you die on
I can be your painkiller, killer, killer
You"ll love me till it"s all over-over-over
Cause I"m the shoulder you cry on
The dose that you die on
I can be your painkiller, killer, killer
Did you find another cure?
hyu


Сказали спасибо: 8

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Данный сайт содержит
материалы для взрослых
18+
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?



Авторы: ~ 8 A B C D E F G H I j K L M N O P q R S t V W а В Д И К м Н П С Т Ф Х Ш Э

Фанфики: & . 1 2 4 5 6 A B c D E F G H i J L M N O P R S T U V W А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я

  наши друзья
Зарегистрировано авторов 836