ТЕКСТЫ
771

В одиночку

Дата публикации: 05.07.2015
Дата последнего изменения: 05.07.2015
Автор (переводчик): Lupina;
Персонажи: Дин; Сэм; Джессика Мур;
Жанры: ангст; АУ; драма; херт/комфорт;
Статус: завершен
Рейтинг: PG-13
Размер: драббл
Предупреждения: смерть персонажа
Саммари: После гибели брата Сэм продолжает войну в одиночку


Глава 1

Чёрт! Башка опять раскалывалась от боли. Перед глазами плавали круги. От принятого вчера виски тошнило. Во рту словно мышь сдохла.
Он ведь хотел просто избавиться от преследовавших по ночам кошмаров. Решил, что вырубится, и ничего сниться не будет. Да ни хрена подобного!
Опять огонь. Опять змеиные жёлтые глаза. И брат, которому дьявольское отродье не дало выбраться из пылающего дома. И глумливый смешок. И шёпот:
- Ты тоже станешь моим.
Это повторялось из ночи в ночь. Его вечное проклятие. Напоминание о слабости. О бесконечной вине.
Застонав, он сжал пальцами виски.
Чокнутый? О, да. Со сдвинутой крышей. Одиночка, отгородившийся от мира прочной стеной. С единственной целью – уничтожить как можно больше проклятых тварей, наводнивших город. Собственно, ни одна из этих гадин иного и не заслуживала…
Грязный бетонный пол. Обшарпанные, ободранные обои в потёках. Паутина в углах. Разбитое окно. Пыль повсюду. Треснутое зеркало (не видать тебе удачи, как своих ушей, придурок!). Порыжевшая от времени раковина, куда из крана постоянно протекала ржавая на вид вода.
В общем, номер люкс для таких, как он, бродяг.
Ах, да – ещё драный спальный мешок. А пальцы, как лучшую подругу, обнимают рукоять револьвера… Будь он даже без сознания, всё равно каждую секунду начеку. Дёргался на малейший шорох. Ни одна зараза не должна подкрасться незаметно и уйти безнаказанно.
Мать он вообще не помнил (правда, завалялось помятое фото где-то в вещах, но парень уже давно не глядел на него – к чему ворошить то, что вернуть невозможно?). Отец погиб на охоте пару лет тому назад (какого лешего его потянуло отправиться на преследование в одиночку? «Надо разделиться, охватить большую территорию!» Ну вот и охватил, поздравляю!).
У парня не было постоянного места, базы, куда бы можно возвращаться, чтоб зализать раны. Он никогда не ночевал в одном и том же месте дважды. Подвалы, чердаки, заброшенные дома – всё годилось для временного пристанища. Умело запутывая след, он вновь и вновь выходил на охоту.
Усталость накапливалась. Но парень не собирался сдаваться. Он в принципе этого не умел. Пока есть силы, пока ноги-руки двигаются, делай своё дело, солдат. Пусть никого не осталось из родных, никто не придёт на помощь – всё равно. Он до сих пор жив (или считает себя таковым), а значит – война не кончается.
Может, месть – не лучшее средство для продолжения существования, но другого под рукой не оказалось.
Не помешало бы болеутоляющее. Да только вот в прошлый раз парень, как назло, изничтожил последние запасы, а прикупить новые не удосужился. Впрочем, не до того было. Пришлось зачищать вампирское гнездо (клыкастики его чуть в клочья не порвали, но он ловчее оказался – ни единому ублюдку уйти не удалось. Ну и кровь мертвеца поспособствовала.).
Кое-как добредя до крана, парень некоторое время стоял, покачиваясь и опираясь на раковину. Бессонница и выматывающие гонки с преследованием брали своё. Колени подрагивали. Осунувшееся лицо с запавшими скулами и синяками под глазами выглядело отвратно. Особенно в перекошенном, мутном зеркале, которое скорее не отражало, а искажало изображения…
Хмыкнув, парень плеснул себе в лицо водой, потёр и без того покрасневшие глаза. Сделал глоток… Красавчик, блин! С такой рожей только демонов пугать.
До сих пор ему везло (если это можно назвать везением). Однако, порванная нога, которую он, конечно, зашил, могла подвести в любой момент… О прочей мелочёвке не стоило и вспоминать. Ведь ни одна драка не обходилась без шрамов.
Ладно, хорош сопли распускать. Ещё побарахтаемся
Вернувшись к лежанке, парень тяжело опустился на пол, подтянул поближе рюкзак. Механически перепроверил всё, что там находилось. Святая вода, соль, серебро. Нужно бы ещё пополнить запасы патронов. Да и заглянуть в аптеку, затовариться таблетками. Чтобы хоть на время забыть о боли, ломоте в костях. Вообще – забыть. Обо всём. Да вот память не выдерешь с корнем. Сука такая, постоянно о себе напоминает.
Эх, найти бы какой бункер, запереться и отоспаться… недели две, не меньше. Но где ж его искать? И не до того вовсе.
Хорошая игрушка – демонский клинок. Никогда не тупится. Да и прикончить любого выходца из преисподней – раз плюнуть … Достался в наследство от убиенной твари…
Так, глянем, что там сегодня в списке мертвяков? Парень осторожно, как драгоценность (впрочем, так оно и было – последнее напоминание о совместной охоте с братом), изъял из глубин рюкзака поцарапанный, но всё ещё действующий ноут. Легко провёл пальцами по крышке, будто пытаясь уловить тепло чужой руки… поморщился и открыл, запуская одному ему известный поиск по сайтам… Когда-то он делал это для двоих…
Дьявольщина! Да прекратишь ты ныть, в конце-то концов?! Размазня, а не охотник…
Да. Вот. Стоп…
Он ещё раз, более внимательно, перечитал газетные выдержки… Кажется, дело наклёвывается. 
В одном из районов участились нападения родственников друг на друга, избиения с нанесением увечий и серьёзных травм… Такое впечатление, будто кто-то это устраивал специально. Тем более, подозреваемые – все, как один, - отрицали свою причастность, утверждая, что в тот момент находились совершенно в другом месте, иногда – за пределами штата. И что свидетели существуют. К тому же, люди были такие – спокойные, уравновешенные, которых ранее никто не замечал не то, что в драке, а даже в соринке, выброшенной не в урну.
Если память не изменяет (а она ещё никогда не подводила), то в отцовском дневнике упоминалась такая гадость, как шейпшифтер. Редкостный вид оборотня, умеющего менять обличья по своему выбору.
Когда-то давно (неужели всё существовало на самом деле, а не являлось бредом помрачённого сознания?) он выучил этот чёртов дневник наизусть и мог рассказать про любую тварь с любой страницы… Да вот монстры никуда не делись, а дневник исчез вместе с отцом.
В общем, исчезало, умирало всё, что когда-либо имело несчастье с ним соприкоснуться. Лучше уж так, никого не подпуская… и в надежде на скорое избавление. Наверное, когда-то появится чудовище, которое будет ему не по зубам. Но пока никого не находилось…
Он потёр лоб. Захлопнул крышку. Надо, во-первых, где-то подзарядить батарею, а во-вторых, перекусить, хотя бы кофе выпить. Пусть даже от мысли о еде с души воротит. Если он сдохнет вот так, от передоза алкоголя и нехватки пищи, монстры обхохочутся, точно. И не забыть хотя бы аспирина прихватить. Иначе на самом интересном месте сил может не достать. А ведь с оборотнем необходимо покончить – как в ту, первую охоту, когда…
Проклятье!
Парень, стараясь не вспоминать больше, убрал вещи назад, подтянул лямки. И, прихрамывая, вылез на божий свет, распрощавшись с очередным пристанищем навсегда.
Конечно, можно было бы воспользоваться машиной брата. Да ему гораздо легче самому сесть на электрический стул, чем забраться в салон, где, чудится, каждый прибор смотрит на тебя с немым укором, обвиняя в предательстве. А замкнутое пространство душит, выкачивая воздух из лёгких… Нет уж, увольте, он пройдётся пешком. Это стало привычкой.
На минуту замерев у стены, дабы пережить очередной приступ боли (так бывало: пока не разойдёшься, всё ноет и ломит, как у древней развалины. Впрочем, парень давным-давно ощущал себя дряхлым и разбитым вконец), он отметил, как мимо прошла девушка. Хорошенькая блондинка, только грустная и какая-то потерянная. Плечи опущены, губы подрагивают, в серах глазах застыли непролитые слёзы.
Кажется, она собиралась о чём-то спросить. Но заросшее щетиной, помятое лицо с красными глазами, обрамлённое спутанными лохмами, отпугнуло её. Да ещё от него явственно разило перегаром… Вздохнув, девушка прошла дальше, на углу здания приклеив очередной листок.
«Разыскивается…» - мельком прочёл он.
Ну вот, приплыли. Теперь от него шарахаться будут, как от зачумлённого. А брат бы наверняка не упустил шанс познакомиться с симпатичной девчонкой. Это он всегда умел. И женщины охотно шли навстречу…
Ладно, не твоя печаль. Лучше о деле подумай. Да и о том, что стоит слегка привести себя в порядок. Хотя бы причесаться, что ли…
В туалете у заправки парень наконец-то сумел придти в норму. Влажные волосы убраны за уши, щетина пропала. С остальным уже ничего не поделаешь, но можно тёмные очки нацепить, чтоб не отсвечивать «вампирским» взглядом.
В голове ещё плавали мутные волны. Но дробный перестук в висках вроде как угомонился, не так доставал. Терпимо.
Потом была порция салата и чёрный кофе без сахара (бурда, правда, зато перегар перебила). Нет, на самом деле он не ощущал голода. Просто вроде все так делают – едят по утрам.
Допивая кофе, набрал знакомый номер.
- Билли, привет… Да, я… Ну да, конечно, сам знаешь… Нужно, и даже очень… Так я подойду?.. Что?.. Ну ладно. Скоро буду.
Затолкав мобильник поглубже во внутренний карман куртки, парень кинул на столик мятую пятёрку и вышел прочь.
По дороге заглянул в аптеку, купил побольше аспирина, а в дверях закинул пару таблеток в рот и проглотил, не разжёвывая. Авось подействует, хоть от мешанины в мозгах избавится.

- Хреново выглядишь, старик, - такими словами встретил его дородный мужчина с одутловатым лицом и пивным животиком. Клетчатая ковбойка навыпуск, потёртые джинсы, кожаные мокасины. Редкие седые волосы.
Какой-нибудь обыватель наверняка решил бы, что хозяин магазинчика «Мелочи для дома» - самый обычный торгаш. Да только не нынешний посетитель, которого Билли охватил цепким взором и повёл за собой. Хотя бы потому, что знал – этот мужик некогда являлся лучшим снайпером в отряде «котиков», а кажущаяся рыхлость на самом деле сплошные мускулы.
- Ну не всем же торчать за прилавком и отращивать брюхо, - хмыкнул парень. – Волка ноги кормят.
- Ты бы, волчара, поаккуратнее обращался с ногами. И со всем остальным имуществом тоже, - Билли хохотнул. – Потеряю ценного клиента, на одной аренде разорюсь.
Они прошли магазинчик насквозь. Билли, введя код, толкнул неприметную дверь – вроде как в подсобку. Тут – за мощным слоем брони – хранились товары «для своих», которые и приносили основной доход. На стендах, сейчас скрытых защитными ставнями, лежало и висело оружие всех сортов и размеров. Как холодное, так и огнестрельное. А в массивных ящиках – патроны.
- Да уж не прибедняйся, хитрый лис. Ты ж наверняка давно выкупил свою лавчонку, а теперь только обдираешь до нитки доверчивых покупателей.
- Ишь ты, угадал.
Билли захлопнул и запер дверь. И только потом открыл своё богатство.
- Ну выбирай, что на этот раз брать будешь, - предложил он.
- Слушай, можно я пока поставлю на подзарядку свои игрушки? – попросил пришелец.
- Разумеется, - кивнул тот. – А мы, пока суть да дело, хлопнем по стаканчику. Будешь?
- Я… - парень слегка замялся, но затем махнул рукой. – А-а, где наша не пропадала! Давай.
Пока мужчина добывал из шкафчика початую бутыль «Джек Дэниэлс», парень быстро отобрал несколько коробок с патронами и с видимым облегчением плюхнулся на приставленный к стене табурет, вытягивая гудящие ноги.
- Ты хоть ел что?
Янтарная жидкость плеснулась в специально для таких случаев приготовленную посуду.
- Ел, - отмахнулся гость.
- Опять небось травку жевал, а? Разве это еда для мужчины? – укоризненно покачал головой Билли. – Ты так скоро копыта отбросишь… Пока денежки готовь, а я принесу что повкусней салатных листьев.
- Не надо.
- Надо, ещё как надо. Ты, парень, едва на ногах держишься. Не стоит испытывать судьбу. Она, подлюка, шибко кусачая. А ты ещё нужен этому проклятому городишке. Да и мне, признаться, тоже. С кем ещё можно потрепаться по душам да пропустить стаканчик-другой?.. И даже спорить не вздумай!
Он и не спорил. А здесь ощущал себя как-то уютно и спокойно. Можно сказать: защищённо. Как дома, которого у него никогда не было.
Выложив купюры (только наличность, кредитки не в ходу), он откинулся на стену, на мгновение прикрыв глаза. Расслабился… А вскоре ощутил одуряющий аромат жареного мяса.
Билли вернулся, сгрёб деньги, не считая (доверял, видно), сунул в карман. А на откидной стол поставил тарелку. Там находился стейк с хрустящей корочкой, жутко аппетитный даже на вид.
- Жуй давай. А заодно можешь поведать, какую дрянь на этот раз собираешься прикончить.
- За нас.
Они чокнулись и залпом опрокинули алкоголь в рот. Потом парень взялся за мясо. Честное слово, он не голодный, но эта штука настолько притягательна, что отказаться не представлялось возможным.
- Ты лучше скажи, можно ещё серебряных пуль отлить?
- Хочешь заказ сделать? – хозяин хитро прищурился. – За деньги можно и чёрту памятник из золота отлить… Да, разумеется. Только это не быстро сделается… А ты никак на оборотня сезон охоты объявил?
- Догадливый, - с полным ртом кивнул парень. – На него, проклятущего. Поселился где-то рядышком и шороху наводит. Наверняка уже слышал о куче арестованной братии, которую в садизме обвиняют? Так это его лап дело. Я уверен.
Билли почесал в затылке, плеснул ещё в стаканы виски. Потом признался:
- Есть у меня в заначке пяток-другой пуль, как раз для такого случая. Думаю, пока заказ обрабатывается, они тебе лишними не будут.
- Ты мой спаситель, - усмехнулся собеседник. – Сколько?
- Считай, подарок на день рождения. У тебя же вроде недавно был?
- Чёрт! Из головы совсем вылетело, замотался, знаешь. Спасибо, друг.
- Ты мне, главное, сувенир не забудь принести. Клык там или ещё что. Ладно?
- Обязательно. Если из меня сувенир не сделают.
- Тьфу-тьфу! Даже думать не смей!.. Ну с днём рождения, Сэм!
Тот, кого назвали Сэмом, удивлённо приподнял бровь. Не то, чтобы он старался забыть своё имя. И не потому, что сидящий напротив не запомнил его. Просто получается, что их отношения как бы перешагнули на новый уровень. Ведь до сих пор Билли обращался к нему исключительно обезличенно – «ты». Впрочем, это было даже приятно. И на душе как-то слегка потеплело.
- Ладно, побудь тут ещё, а ко мне, слышу, клиент пришёл.
Кажется, Билли и сам смутился, поняв, что подпустил парня слишком близко к сердцу, а потому поспешил ретироваться. Тем более, и правда зашла женщина в поисках «специальных ниток» для вышивания.
Некоторое время пришлось повозиться, поскольку дама оказалась капризной. И то не подходит, и это не нравится. Но в результате всё же удалось найти нужный оттенок. Успокоенная, женщина удалилась.
Когда мужчина заглянул в закуток, парень уже благополучно задремал, привалившись затылком к стенду, забавно приоткрыв рот и посапывая. Морщинка между бровей разгладилась, делая Сэма намного моложе и как-то уязвимее.
«Эка тебя жизнь-то покорёжила, - сочувственно подумал Билли. – Ну спи, сынок, спи. Силы тебе ещё сгодятся.»
Осторожно прикрыв дверь, мужчина занялся своими делами…

…Едва слышимый шорох подошв заставил его насторожиться. Опасность!
И когда неизвестный приблизился, Сэм буквально взорвался размытым движением, словно сжатая до предела, а затем отпущенная пружина. Миг – и дуло револьвера почти упёрлось в лоб пришельцу.
- Эй, а если б я кружку разбил? Надрал бы тебе уши, стервецу эдакому!
Насмешливый, но с оттенком гордости (или почудилось?) знакомый голос заставил его заморгать, прогоняя остатки сна. Парень понял, что готов был пристрелить Билли, слегка смутился и убрал оружие, поставив на предохранитель. Покрутил головой, разминая затёкшую шею.
- Извинений, понятное дело, от вас, охотников, хрен дождёшься, - буркнул хозяин, бухая на стол упомянутую кружку с чаем. – Ну да ладно, не впервой… Ты вот что, Сэм, пей давай – и пора собираться, коль не хочешь таскаться в потёмках. Ночью в канализации сам дьявол ногу сломит.
- Да там всегда, как у демона в заднице, - усмехнулся гость. – Так что без разницы… В одном твоя правда: до места, конечно, лучше идти засветло… Ого! – сделав первый глоток, он чуть не поперхнулся и изумлённо распахнул глаза. - Что за отрава? Дерёт глотку, как наждаком.
- Личный рецепт. Хорошо взбадривает… Кстати, игрушки твои уже загрузились по полной, можешь забирать.
- Спасибо. Честно, я твой должник.
- Сочтёмся на том свете.
Несмотря на не слишком удобное «ложе», парень на удивление хорошо выспался. Даже кошмары отошли куда-то на задний план. То ли атмосфера располагала, то ли ещё что. Такого уже целую вечность не было…
- Удачи!
Он только молча кивнул в ответ на пожелание. Добрые напутствия никогда не бывают лишними. Тем более, при его-то образе жизни.
Но заварка у Билли оказалась и впрямь хороша. Усталость как рукой сняло…
Ну пока действие не закончилось, нужно выжать из ситуации по максимуму.

Это был район на окраине, застроенный частными – светлыми – коттеджами. Большие лужайки. Яркая зелень. Низенькие – скорее для проформы – изгороди. Место, обещающее отдых на природе и свежий воздух. 
Ну и, в общем-то, место не для таких вот скитальцев, как он. Тёмная, мрачная тень на чистеньком белом фоне.
Казалось, всё окружающее кричало: «Проваливай! Не загрязняй атмосферу своим присутствием! Не порть впечатление приветливости и уюта!»
Да только парню необходимо было прикинуть расклады на местности, понять, откуда начинать поиск. Здесь творилось неладное, и его обязанность – разобраться, уничтожить нечисть. Защитить тех, кто относился к нему с брезгливым презрением. Он обещал брату, а слово всегда держал.
Вряд ли монстр убредает далеко от своего логова. Обычно такие твари предпочитают зачищать близлежащую округу. И если дома, где чудище уже побывало, считать границей территории, поиски намного сузятся.
Не обращая внимания на подозрительные и насторожённые взгляды здешних обитателей (эка невидаль!), он присел в тени ближайшего же клёна, вынул ноут и погрузился с головой в работу. В конце концов, за то, что он воспользовался чужой тенью, в каталажку не упекают пока ещё…
Грузные шаги не расслышал бы только глухой. Но парень притворился, будто и впрямь оглох. Впрочем, к этому моменту он уже разобрался с ситуацией, представил, откуда начнёт. А теперь просто сидел, опустив голову и мысленно набрасывая план операции. Со стороны казалось – дремлет.
- Эй! Эй, ты! Да, к тебе обращаюсь! – грубый голос прервал размышления, и Сэм поднял глаза. – Что это ты тут вынюхиваешь, а? Катись к чертям собачьим, пока я силу не применил.
Кряжистый мужик в форме и солнцезащитных очках поигрывал дубинкой, буравя пришельца недобрым взором. В уголке гневно искривлённого рта прилипла хлебная крошка. Коп, в общем. И не в самом радужном настроении.
- Конечно, сержант, уже ухожу.
На самом деле парню сейчас ничего бы не стоило по-свойски разобраться с ним, но зачем накалять обстановку? И так, думается, всё скоро взорвётся с оглушительным грохотом. И вонять будет дико.
- А что случилось-то? – как бы между прочим поинтересовался Сэм, закидывая рюкзак за плечо.
- Кучу дерьма навалили – лопатой не разгребёшь! – пробурчал коп, слегка успокаиваясь. – Вроде такой тихий район – и вдруг на тебе! Сплошняком мордобои, всякие садистские выкрутасы. Кто бы мог подумать, что сюда стянутся маньяки со всего света?.. Народ на взводе, никто ничего не понимает… Ты ещё здесь? – внезапно опомнился он. – А ну пошёл, пошёл, пока цел, бродяга!
Ну ясно. Всё, как предполагал. Никаких зацепок. Копы в затылке чешут. Жертвы рыдают и умоляют защитить от надругательства. Предполагаемые маньяки от всего открещиваются и убеждают, что в то время их здесь и духу не было. Те, до кого ещё не добрались, в панике – а вдруг?..
Пройдя несколько шагов, парень обернулся.
- А что, сержант, источник помешательства так и не обнаружен?
- Сейчас ты у меня источником станешь, гадёныш, если не свалишь сию же минуту!
- Ладно, - Сэм примирительно развёл руками. – Уж и спросить нельзя.
Он, в общем, не торопился. Но и больше не задерживался. А когда скрылся из глаз (не стал коп лично выпроваживать, и то хлеб), остановился. Огляделся, доверяя больше интуиции, чем глазам. Нет, не наблюдают. Уже хорошо.
Поднатужившись, поднял крышку ближайшего канализационного люка, нырнул внутрь и задвинул её за собой. На мгновение замер, приноравливаясь и нашаривая очередную скобу. Спустился, вынул мощный фонарь и, держа в другой револьвер, поводил лучом по сторонам.
Трубы на стенах, казалось, уходили в бесконечность. Под ногами противно хлюпало и чавкало. Узкий туннель простирался в обе стороны – иди, куда хочешь. Но где-то тут должно находиться более сухое и просторное место. Не станет оборотень устраивать логово посреди грязной лужи.
Так. Значит, разорваться надвое он всё равно не в состоянии. Потому начнёт с ближних подступов к зданиям, куда уже чудовище совало свой нос. Не повезёт – придётся расширить круг поисков.

Прочёсывать подземный лабиринт в одиночку – муторное занятие. Особенно если то и дело возникают новые ответвления и переходы. И их тоже необходимо проверить, причём каждый раз ожидая нападения со спины. Ведь некому прикрыть. Хотя – в первый раз, что ли?
Эй, что за?..
Сэм замер, превратившись в слух. Даже дышать старался потише, чтобы уловить, откуда звук донёсся.
Вот опять. Повякиванье, поскуливанье, точно щенка бросили. Вряд ли это взрослый оборотень.
И парень свернул в очередное ответвление, ориентируясь на слух. Теперь он двигался совершенно бесшумно, не собираясь привлекать внимание раньше времени. Все чувства на пределе. Вероятно, он уже близок к цели…
Судя по всему, здесь некогда было техническое помещение, которое затем перевели в другое, более удобное место. Навсегда застывшие на нуле показания реле. Электрощиты. Какие-то тумблеры и переключатели – потрескавшиеся, заросшие грязью и ржавчиной.
Но вовсе не это привлекло его внимание.
Тусклые лампы давали мало-мальское освещение. И в их рассеянном свете возле колонны шевелилось и помыкивало какое-то существо. Человек. Когда же на него упал яркий луч фонаря, существо замерло. И на парня уставились недавно виденные серые глаза из-под взъерошенной светлой гривы – злые и напуганные одновременно. Руки были связаны за спиной, а рот обматывала тряпка (проходя между губ, не давая ни выплюнуть, ни слова сказать, с узлом на затылке).
Испуг сменился удивлением, а потом даже облегчением, когда девушка осознала: это не чудовище вернулось. Она закивала головой: дескать, помогай.
- Потерпи ещё чуток.
Парень отключил фонарь, подвесив его на специальную петлю на ремне, опустил оружие. Вынув из ножен клинок, склонился над пленницей и одним быстрым движением рассёк связывавшую её верёвку.
Девушка яростно содрала повязку с лица, отшвырнув подальше. Закашлялась, отплёвываясь от пыли, забившей глотку. А затем со вскриком: «Джеф!» - бросилась прочь, вглубь помещения.
Только сейчас Сэм догадался, что валявшийся в углу тюк – тоже жертва шейпшифтера, решившего опять прикинуться кем-то иным. Поднялся, прислушавшись. Вопль вполне мог привлечь внимание нечисти. Эх, забить бы ей кляп обратно, да уже поздно.
Девушка, попытавшись развязать туго стянутые узлы, чуть не обломала ногти. 
И парень кинул ей нож:
- Держи.
Всегда нужно быть начеку. С таким простым занятием, как разрезать путы, девчонка справится самостоятельно. А ему следует охранять – и вывести этих двоих наружу. А потом, очевидно, опять вернуться – тварь же наверняка заявится в своё убежище.
- Вставай! Ну вставай же!
Блондинка тормошила своего друга, похлопывала по щекам. Прикладывала ухо к груди (судя по реакции, сердце билось. Просто сильный удар временно вывел мальчишку из строя).
Тоже, кстати, блондин. Худощавый, невысокий. Примерно того же возраста, что и девица. Треснувшие очки в тонкой оправе съехали на кончик носа. А глаза, когда он поднял веки и заморгал, оказались невинно-голубыми, с несколько изумлённым взглядом. Дескать, а что случилось?
- Господи, чего я только не передумала, когда тебя потеряла! – девушка крепко обняла его, прижимая к себе. – А потом ты вернулся… правда, оказалось, что это совсем не ты.
- Убираться надо, и поживей! – напомнил о себе Сэм.
Он шагнул к сладкой парочке, намереваясь забрать своё оружие.
В следующее мгновение девица вскинула голову, собираясь что-то ответить. Но глаза её внезапно округлились, в них плеснулись недоверие и страх.
Сэм понял, что по-глупому подставился, когда на резком развороте всё-таки подвела больная нога. И он, заваливаясь навзничь и совершенно не успевая как следует прицелиться, обнаружил прыгнувшего разъярённого оборотня прямо над собой. Выстрел только расцарапал твари бок.
А затем парень задохнулся от очередной волны боли в перебитом каблуком запястье. В глазах потемнело.
Но сдаваться нельзя. Не в его правилах. Даже если смерть схватила за глотку.

Когда Джефри, её добродушный, не от мира сего мальчик, который и мухи не обидит (вечный «ботаник»), вдруг повёл себя на редкость агрессивно, напористо, сперва делая грязные намёки, а затем попытавшись залезть ей под юбку, девушка почуяла неладное. Её брат ни при каких обстоятельствах не стал бы скотиной и хамом. Тем более – за одни сутки. Она-то знала его всю жизнь. А это… это был чужак, прикрывающийся личиной любимого брата. Или двойник.
Естественная реакция: оттолкнуть, отбиваться. А результат: мощный удар, отключивший сознание. 
И девушка очутилась в каком-то полутёмном подземелье, связанная, беспомощная. Сперва было решила: в одиночестве. Но потом, когда глаза попривыкли, а всё вокруг перестало кружиться и расплываться, обнаружила ещё угодившего в подобный переплёт человека, лежащего неподалёку. Присмотревшись повнимательней, она признала Джефри. И стала дёргать путы на руках, стараясь их ослабить, освободиться. Немного отдыха. И вновь начинала крутиться, стирая запястья в кровь. Но верёвки были связаны на совесть, так что у неё ничего не получалось. 
А Джеф не шевелился. И девушка уже начинала бояться, что он вообще мёртв. А в скором времени, когда чудовище в образе брата вернётся, умрёт и она. В этом сомнений не оставалось.
И вот, когда она совершенно отчаялась, утомилась от бесплодных попыток, явилось спасение. Правда, сперва – из-за чересчур яркого света – показалось: тёмная фигура перекрыла весь проход. Но потом пришелец догадался выключить фонарь. Однако, девушка, даже проморгавшись, не сразу сообразила, кто он. Так не похож был этот насторожённый, собранный парень на то разбитое, лохматое, насквозь пропитое чучело, мельком увиденное поутру возле давным-давно заброшенного, просевшего здания, где раньше, говорят, находился доходный дом.
Она опять задёргалась, замычала, мысленно умоляя: ну давай же, не стой столбом! Помоги нам, пожалуйста!
И, словно в ответ на её отчаянный призыв, человек, прихрамывая, шагнул вперёд, вынул нож и одним скользящим движением разрезал путы.
Боже мой! Какое счастье!
Скинув повязку с лица и не обращая внимания на сведённые судорогой, пересохшие губы и ободранные руки, девушка кинулась к брату: да жив ли он ещё? Испуг за родного человека перевесил благодарность к незнакомцу. Затеребила, запричитала.
- Возьми.
Рядом звякнуло лезвие. Пришелец отдал свой нож, снова замерев на месте и будто к чему-то прислушиваясь. И лицо его при этом выражало недовольство. Он даже поморщился. Но ей было плевать на его к ней отношение. Главное – освободить брата.
Когда тот наконец вздохнул и распахнул глаза, с её плеч словно гора свалилась. Жив. Цел. Всё в порядке.
- Валить отсюда надо, - проворчал пришелец.
Конечно, надо. Никаких сомнений. Да вот только брат, если с ним приключались неприятности, приходил в себя не сразу. Необходимо какое-то время для осознания, где он и что с ним.
Вот это девушка и попыталась донести до незнакомца. Подняла взгляд… да так и застыла, окаменев от потрясения. Ведь того, что предстало перед глазами, попросту быть не могло.
Оно неслось с ужасающей скоростью. Человек так точно передвигаться не сумел бы. Тем более такой, как один из её ближайших соседей – мистер Вудс. Насколько девушка помнила, тот никогда не то, что не бегал, а даже не убыстрял шага. Точный, как часы. Вероятно, ещё точнее. И жуткий педант к тому же, занудливый и дотошный. И вот чтобы такой человек в офисном костюме летел со скоростью курьерского поезда, отталкиваясь от стен?! Невозможно. 
Видимо, заметив тревогу в её глазах, нашедший их парень резко развернулся… но нога вдруг подвернулась. И он тяжело завалился на спину, успев всё-таки выстрелить.
Тварь зашипела взбешённой кошкой и налетела, расчётливо ударив каблуком по руке парня. Раздался слышимый даже из угла хруст кости и сдавленный стон.
Это было страшно даже издали. А уж представить, что испытывает сейчас попавший под удар, она не в состоянии. Любой другой из её окружения наверняка уже валялся бы в отключке. Но незнакомец явно не был «любым другим», поскольку продолжал сражаться. И даже – чёрт подери! – сумел, уперевшись здоровой рукой в подбородок монстра, чуток сдвинуть с себя навалившуюся сверху тушу.
Да что ж ты замерла, выпучив глаза, точно идиотка?! Стоит чудищу добить спасителя, как оно тут же переключится на тебя с Джефом. А если и не прикончит, то вам самим придётся до конца жизни бродить в потёмках, не находя выхода. Не отыскать дорогу к дому.
- Тс-с, - она приложила палец к губам брата. 
А дальше, покрепче ухватив нож, осторожненько, стараясь не попасться на глаза твари, подобралась к дерущимся. И, улучив момент, довольно неловко, чисто по-женски, но достаточно глубоко вонзила лезвие в спину «соседа».
Свистящий вой чуть не оглушил, заставив заткнуть уши и попятиться. Но и тварь откинулась назад, пытаясь выцарапать, выдернуть мешающую железяку.
Вот этим и не преминул воспользоваться охотник, получивший секундную передышку. Обливаясь потом и стискивая зубы, нашарил оружие. Выстрелы на этот раз оказались куда точнее – в сердце и башку. Тварь на мгновение застыла… и мешком рухнула обратно, придавив парня к полу.
Последний рывок плюс постоянный недосып и навалившаяся усталость дали свой результат: он поплыл в беспамятство.
- Прошу, не уходи! – шёпот и нежное, бережное поглаживание по щеке вернули в реальность. – Нам без тебя не выбраться. Да и в любом случае – тебя не брошу… Джеф, иди сюда.
На пару они столкнули мертвеца (причём девушка, зажмурившись, выдернула пригодившийся нож из трупа), аккуратно освободили раненого от рюкзака. А ещё соорудили бандаж из подручных материалов. Вышло даже забавно (брючный ремень, носовой платок и та обслюнявленная повязка, ножны и карманная записная книжка), но держало вполне прилично.
- Давай же, поднимайся. Во-от, обопрись на меня. Не бойся, я сильная.
Обняла за талию, помогая удерживать равновесие. Постояв чуток, приноровившись к немалому весу, девушка повела незнакомца к выходу. Тот почти не реагировал на происходящее, стараясь лишь не упасть и до крови закусив губу. И всё-таки умудрялся как-то ориентироваться в этом бесконечном лабиринте.
Джефри молча шёл впереди с рюкзаком за спиной и фонариком в руках. 

Если бы не поддержка (неожиданная, но от этого не менее весомая), он бы наверняка не справился. А так, заставив себя забыть о боли и хронической усталости, Сэм подхватил револьвер и в упор всадил пару пуль во взбесившуюся тварюгу. В сердце – и промеж горящих ненавистью глаз.
Дальнейшее происходило, как в тумане.
Вспышки, точно оголённые нервы кто-то упорно прижигал, отдавались в голове неумолчным гулом и треском. И лишь только голос, по-видимому, бормочущий что-то ласковое, и на удивление сильная рука, удерживающая от падения в бездонную чёрную пропасть, не давали уйти в небытие…
Вероятно, брату ещё придётся подождать. Срок не вышел.
Сам он куда-то двигался, с трудом переставляя ноги. И, кажется, отвечал на вопросы. По крайней мере, так казалось… В конце концов, через целую вечность (или, возможно, две) они добрели до колодца, ведущего наверх. И тут силы его окончательно оставили. Колени подогнулись.
Девчонка охнула, но удержала, бережно опустившись вместе с ним на землю.
- Дорогой, верёвка нужна. Ты иди, а я тут подожду.
- Я скоро.
Сипловатый голос человека, похоже, не слишком часто предающегося беседам.
Зашуршали по скобам поднимающиеся шаги. Заскрежетала, отодвигаясь и впуская свежий воздух, крышка люка. 
Наверху наступила ночь.
Сэм лежал головой на её коленях. А в серых глазах опять блестели слёзы.
- Зачем? – пробормотал парень. – Зачем… плакать?.. Всё хорошо.
Девушка постаралась улыбнуться. Однако, улыбка вышла какой-то не слишком убедительной.
- Бедный мой рыцарь, - расслышал он. – Где же тебя так долго носило?
В уме повредилась? Что за рыцарей тут можно обнаружить? Если только среди крыс какие-нибудь затесались.
Наружу рвался смех… но вместо этого парень вырубился…

А очнулся, услышав совсем близко, за стеной, взволнованный голос. Женский.
- …Да знаю я, который час! Но, Соул, мне и впрямь нужна помощь, срочно… Да, он спас от маньяка, не могла же я бросить его на улице?.. И не забудь прихватить… Что?.. Конечно, вечная твоя должница… Спасибо, жду.
Куда он попал? Светлая, чистая комната. Просторная. Из мебели – журнальный столик, пара кресел, полки, заставленные и заваленные книгами и журналами. Несколько картин – пейзажей – на стенах. Ну и раскладной диван, на котором парень сейчас и лежал. В большое окно – во французском стиле – заглядывал узкий серп месяца.
Дьявольщина! Он совершенно не помнил, как здесь очутился. Последнее воспоминание – в колодце, в ожидании ушедшего за верёвкой Джефа… А потом? Что было потом? И где его вещи? Оружие?
Парень дёрнулся – встать. Понял, что лежит одетым, только ботинки сняли… Но пропажа… Хотя – нет. Вон рюкзак – прямо за изголовьем. Значит, порядок.
На шум дверь приоткрылась, и в комнату заглянула блондинка. 
- Наверное, побеспокоила своей болтовнёй, да? Прости. Не знаю, как тебя зовут, а обращаться «эй, ты» слишком глупо, не находишь? Я – Джессика.
- В общем-то, нет. Я уже привык. – Помолчав, он всё же представился: - Сэм.
- Хорошее имя, - одобрила она. – Легко запомнить.
Парень помрачнел от горьких воспоминаний.
- Лучше бы сразу забыть… Как я сюда попал?
- Дошёл. Сам. Скажи мне кто другой, что человек в таком состоянии может передвигаться, решила бы: лжёт. А тут своими глазами…
- А звонила кому? Да и зачем? Я ведь уйду, а сплетни останутся. Оно тебе надо?
- Соул звонила, - не стала скрывать она. – Моей давнишней приятельнице и по стечению обстоятельств – хирургической медсестре… Нет, не думай, она – не трепло, мы друг другу доверяем. О тебе не узнают… если сам не захочешь.
- Это вряд ли. Чем меньше народа в курсе моих занятий, тем лучше для них же.
- Но я не могу тебя отпустить, Сэм, хоть как-то не отблагодарив за спасение. Коли иначе не получается, пусть хоть Соул тебе руку починит. Это самое меньшее, что я в состоянии предпринять. Не отказывайся, ладно? – И, не успел он ответить ни да, ни нет, обрадовано добавила, заслышав нарастающий рокот мотоцикла: – О, а вот и Соул! Легка на помине.
И ускользнула навстречу подруге.
- Если меня уволят из-за напрасной растраты медикаментов, - пригрозил насмешливый, низкий голос, - перейду на твоё иждивение, так и знай!.. Где там твой герой?
По полу уверенно процокали каблуки. Дверь распахнулась. В комнату влетел метеор. И, не задерживаясь на пороге, прошествовал прямиком к Сэму.
Чёрная кожаная куртка, такие же брюки в обтяжку. Короткие полусапожки с подковами. Прищуренный, цепкий взгляд. Короткая стрижка – каштан густо посыпан солью. Соул уже далеко за сорок, но она по-прежнему даст форы многим юнцам. Лицо настоящей индейской скво – словно выточенное резцом искусного мастера и покрыто ровным оливковым загаром. В левом ухе вместо серьги – спираль.
- А что? Красавчик! – вынесла вердикт эта женщина, сбрасывая с плеча на кресло заранее собранную сумку. – Будь я другой, точно за ним бы приударила… Ого! Ты смотри-ка, никак смутился, а? Птенчик… Ладно, подруга, - оборвала она себя, - тащи воду. А ты, красавчик, сиди смирно. Можешь орать, но не дёргаться. Мне надо кости поставить на место.
Скинув куртку и оставшись в одной бордовой майке, Соул вынула из сумки фляжку, взболтнула. Послышался плеск.
- Глотнёшь успокоительного?
- Это ещё что за пойло? – хмуро поинтересовался Сэм.
- Спирт, разумеется. Не терплю подделок.
Он страдальчески скривился, припомнив, насколько хреново было утром.
- Нет.
- Ну как знаешь, - она пожала узкими плечами, убирая флягу на место. – А вот и наша девочка… Придержи слегка своего парня, дорогуша. Будет весьма неприятно.
Неприятно – не то слово, каким можно охарактеризовать процедуру. Но Сэм, резко побледнев, и звука не проронил. Лишь закрыл глаза и сжал губы.
- Молодчина! – похвалила Соул, закончив операцию. – Редко попадаются такие терпеливые… Кстати, дай уж осмотрю и всё прочее, не зря же сюда катила.
Несмотря на вялое сопротивление, женщины в четыре руки аккуратно и бережно его разоблачили. После чего Соул в ошеломлении уставилась на шрамы и порезы – как уже зажившие, так и свежие, - испещрившие тело парня.
- Ну знаешь, - она покрутила головой, - с тебя можно докторскую диссертацию писать об экстремальном образе жизни… Кажется, маньяки твои в большинстве случаев – сплошь Фредди Крюгеры с Челюстями в обнимку. Либо я чего-то не понимаю в этой дерьмовой жизни… Ладно-ладно, можешь не врать. Я и знать не желаю, что за штуки с тобой резвились, мальчик. Но дай хотя бы обработать последние раны… Кстати, дорогуша, держи, - женщина передала Джесс, замершей в шоке, три ампулы. – Если почуешь, что этому чудаку хуже, вколи кубик. Не больше, слышишь? А то он вообще может не проснуться. – Её ловкие, уверенные руки быстро и тщательно проверили и обеззаразили швы на ноге и боку. Жёсткие пальцы прощупали рёбра. – Ну вот и всё. Выздоравливай – и не суйся куда не просят… Впрочем, вряд ли мои слова на тебя подействуют. Ну хотя бы поосторожнее будь… Ладно, подруга, побежала я. Ещё для сна пара часов осталась, наверное. Да и Линда небось переживает… Целую. Пока.
Торнадо по имени Соул испарилось так же стремительно, как и возникло. Снова взревел мотор, вскоре затихший вдалеке. И наступила тишина.
Вернувшаяся Джесс молча дала обезболивающее и помогла ему улечься поудобнее, накрыв пушистым, тёплым пледом. Казалось, девушка не знает, что говорить.
- Мне так жаль, - наконец выдохнула она.
- С какого перепугу, девочка? – изумился он. – На войне частенько такое случается.
- Ты пострадал из-за нас…
- Из-за своей дури, - возразил парень. – Не стоило терять бдительность… Впрочем, что было, то прошло. Вы живы, и я тоже. Остальное как-нибудь образуется.
- Ты вовсе не дурак. Но, думаю, даже тебе не удастся делать все дела одновременно… Отдыхай. И спасибо, Сэм.
Джессика неожиданно быстро склонилась, нежно поцеловав его в щёку. И, не успел он опомниться, опять исчезла, прикрыв за собой дверь.
Сэму вовсе не улыбалось оставаться одному – здесь, где нет никакой защиты от потусторонних тварей. Но не мог же он просить девушку остаться, посидеть возле? Это было бы чересчур…
Только не спать… не спать…
Однако, таблетки, утихомирив боль, заодно сделали своё чёрное дело. И его опять засосало в пучину непроглядного мрака.

- Это ловушка, я уверен.
- Вновь твоя чуялка заработала? – саркастически хмыкнул Дин. – Никак отойти не можешь после смерти черноглазой сволочи?.. Или считаешь, будто ребёнок из-за твоих страхов не достоин спасения?
- Я такого не говорил, - запротестовал Сэм.
- Вот тогда помалкивай в тряпочку и делай, как я! – безапелляционно заявил брат. – Мы прищучим любого урода, какими бы способностями он ни обладал.
Сэм в этом сомневался, но спорить смысла не было. Дин, как обычно, слышит только себя и поступает по-своему. Но не бросать же его? Тем более, младший и сам кругом виноват: и за питьё крови, и за, получается, уничтожение демонической братии. Видать, следовало напрямую позвонить в Ад и попросить разрешения у погибшего брата на охоту за тварями… Или как там это делается, по мнению Дина? 
Да если бы Сэм тогда подозревал о наличии той самой «горячей» линии, он бы, скорее всего, воспользовался новой возможностью вытащить старшего из преисподней, раз уж на перекрёстке ничего не срослось. Черноглазка же сама подвернулась под руку. 
Впрочем, иных вариантов всё равно не существовало – тогда и в том его состоянии…
Охотники легко перемахнули через живую изгородь, тенями пронеслись по гладко выстриженной лужайке. Потом младший, подпрыгнув, уцепился за карниз, подтянулся – и вскоре находился на козырьке над террасой (окно детской располагалось на втором этаже). Не прошло и нескольких секунд, как Дин очутился рядом. Подтолкнул локтем, зашипев в ухо:
- Проверь коридор. А я – к малышу.
- Лучше бы… - заикнулся Сэм, но был резко перебит:
- Лучше слушать старших и помалкивать.
После возвращения из Ада у Дина то и дело внезапно случались перепады настроения, и старший начинал косо поглядывать на брата, будто подозревал в преступлении. Приходилось с этим мириться. Да и могло ли быть иначе? 
Пожав плечами, парень пробрался дальше по карнизу, заглянул в окно. Никого. Спокойствие. Нормальные люди уже давно спят. Подняв раму, нырнул внутрь. Ещё раз прислушался и огляделся. Порядок.
Беззвучно спустившись по лестнице, дабы убедиться, что им никто не помешает, он вдруг застыл, чертыхнувшись про себя. Только сейчас пришло осознание того, почему так тревожно на душе. Вокруг было слишком тихо. Ни шороха, ни скрипа, ни храпа. Вообще ничего. Будто находишься не в жилом помещении, а в… склепе?
Боже! Дин! Западня…
Уже не скрываясь, он вновь взлетел на второй этаж, бросившись к двери, ведущей в детскую. Толкнул – заперто.
А внутри что-то потрескивало и шуршало, словно огонь (огонь?!) пожирал бумагу и дерево, разгораясь ярче и жарче.
Отступив на пару шагов, парень с разгона бросился на препятствие, вышибая замки немалым своим весом… Ворвался – да так и замер, приоткрыв рот и переводя взгляд с одной фигуры – в плаще с капюшоном, из-под которого сверкали змеиные жёлтые глаза, - на другую, будто бы прикованную к стене.
Брат! Да когда же ты научишься слушать и верить?
Вокруг старшего Винчестера, словно он стоял в пылающей раме, танцевали язычки тускло-багрового пламени. В глазах же – злость пополам с отчаянием.
- Дин, - шепнул Сэм враз севшим голосом, машинально делая шаг вперёд и нащупывая оружие (болван! Мог бы и раньше сообразить!).
- Стой, где стоишь! – предупредил – кто? Монстр? Демон? С таким раньше сталкиваться (по крайней мере, ему) не приходилось. – Ещё движение – и я зажарю твоего братца, как индейку на Рождество… Собственно, я хотел заполучить только тебя, Сэм, но раз уж оба здесь, тем лучше.
- Чего тебе нужно, тварь?
Поднявшаяся волна ярости затопила остатки осторожности. Сэм буравил существо сузившимися, потемневшими глазами, одновременно не выпуская из вида брата. За Дина он готов был порвать в клочья кого угодно голыми руками.
Где-то завозился, захныкал ребёнок. Но всё внимание парня было приковано к двум главным действующим лицам этой драмы.
- Ты не глухой и всё слышал, - словно не заметив оскорбления, проговорил желтоглазый. – Мне нужен ты. Вернее, твоя душа и покорность. Могу взамен на согласие принадлежать мне отпустить Дина. 
«Нет!» - шевельнулись губы старшего.
Всё-таки демон, пронеслось в голове. Зря он тогда, пусть и ради спокойствия брата, избавился от этой дряни в крови. Сейчас такой расклад был бы только на руку… Но ведь есть оружие, способное убить выходца из Ада. Только бы подобраться ближе, чтобы точно не промахнуться. Второго шанса не представится…
Прости, Дин.
- Да. Если он уйдёт целым.
Сэм не смотрел на брата, вполне сознавая, что там может увидеть. В данный момент он был один на один с ублюдком из преисподней.
Не то, чтобы парень сомневался в своём умении владеть холодным оружием. Но ставки чересчур высоки. И он не желал рисковать понапрасну.
Казалось, демон и мускулом не шевельнул. Но Сэм, моргнув, внезапно обнаружил желтоглазого прямо напротив, руку протяни – и коснёшься. Только выдержка помогла не отшатнуться, когда тварь переместилась ещё ближе, почти вплотную.
- Я так и предполагал: его жизнь тебе дороже своей. И, в общем-то, даже рад, что наживка сработала.
- Да на кой хрен я тебе сдался?
А пальцы уже обхватили рукоять демонского клинка, осторожно, неприметно вытягивая его наружу.
- Мозгами пошевели, умник! Для чего вообще солдаты нужны?.. Так скрепим договор?
- Н-на, зар-раза!
Клинок погрузился в грудь врага. Для верности, поднажав, парень вспорол тело до горла, точно тушу разделывал. Чёрная кровь хлынула на кисти, потекла по рукавам.
Заискрило. Словно изнутри демона озарило голубым сиянием, на секунду сделав его полупрозрачным. Жёлтые глаза, мигнув, потухли.
Сэм ни капли не жалел, что поступил так с существом, внутрь которого заползла мразь, когда, выдернув оружие, обернулся к брату.
Но кто же мог предположить, что всё пойдёт шиворот-навыворот? И то, что должно было стать спасением, обернётся причиной гибели родного человека?
По идее, вместе со смертью демона пламя обязано угаснуть. Да только вот оно, вопреки всем чаяниям, взревев, сперва сжалось в ядро, охватив собой почему-то по-прежнему молчащего Дина. А потом, будто взорвавшись, тугой струёй плеснулось во все стороны, поджигая обои, занавески, пол.
Сэм ринулся к брату. Но кожа того прямо на глазах обугливалась, шла пузырями, лопалась. Это было невозможно. Но всё-таки было.
Парень пытался пробиться внутрь огненного кольца, да вот только пламя, казалось, приобрело прочность камня, упорно не подпуская его к Дину, выталкивая, отшвыривая. И волосы осыпались пеплом. И на теле проступали ожоги. И дыхание перехватывало от нестерпимого жара.
А когда из центра погребального костра, которым стало адское пламя, раздался шёпот-шелест: «Мой!», высунулась рука скелета – без кожи и мяса, одна почерневшая кость – и коснулась лица, Сэм, не выдержав напряжения, вскрикнул…

…Перехватил за запястье в попытке вывернуть, отодрать. Услышал, как кто-то испуганно ахнул… И очнулся, догадываясь, что, видать, натворил дел. Разжал хватку, ощутив холодок недоброго предчувствия.
А тут ещё по лестнице зашлёпали босыми ногами, и в комнату влетел Джефри, неловко, но оттого не менее грозно сжимая бейсбольную биту. Мужчина, защитник. Пусть даже, забыв очки, он сейчас подслеповато щурился, переводя взгляд с напуганной сестры на лежащего, прикрыв лицо, парня.
Девушка постаралась взять себя в руки.
Да, когда запястье её внезапно оказалось зажато, точно тисками, немудрено было перепугаться. Но не теперь, когда Сэм явно чувствовал себя виноватым за собственный ночной кошмар… Не забывай, война накладывает свой отпечаток, заметил внутренний голос. А если уж вся жизнь – война, то, сама понимаешь…
- Просто дурной сон, - шепнула она в макушку брата, обнимая и успокаивая то ли его, то ли себя. Джеф, так и не выпустивший биты, свободной рукой обнял в ответ, уткнувшись носом ей в плечо. – А я напридумывала бог весть что и тебя разбудила. Прости.
- Не бойся, я не дам тебя в обиду.
- Знаю, милый, - она тепло улыбнулась. – Ты – мой герой… Но тут мне ничего не грозит, поверь.
А потом состоялся разговор без слов. Одними глазами. Лицом к лицу.
И Джеф – угловатый, тощий, как подросток, - наконец, успокоенно кивнув, удалился к себе. Джессика же снова обернулась к Сэму. Во взгляде, во всей позе – гордость и любовь.
- У нас, кроме нас самих, никого нет, - сочла нужным пояснить она. – Поэтому мы переживаем друг за дружку… Ладно, раз уж всё равно не спим, может, кофе сварить? Или ты чай предпочитаешь?
Он не поверил своим ушам. 
- Кофе – звучит заманчиво.
- Хорошо, - кивнула девушка. – Туалет и ванная – направо, в конце коридора. Проводить?
- Сам дойду.
- Я и не сомневалась. Полотенце на двери.
Предложение оказалось сделано как нельзя вовремя, поскольку мочевой пузырь уже приготовился лопнуть.
Мыться всё же затруднительно, когда действует лишь одна рука. Но он и с этим более-менее управился… Волосы, правда, пришлось попросту откинуть назад. Нормально причесаться не получилось. Ну да ладно, и так сойдёт.
Ноздри защекотал запах яичницы. И горячего, ароматного кофе. В животе заурчало. Господи, да было ли хоть когда-то, чтобы ел он в нормальном доме, среди нормальных людей, а не на ходу, в промежутках между очередными охотами? Сразу и не припомнишь.
Глазунья с беконом и томатами была уже готова и даже порезана на кусочки, чтоб только брать и в рот кидать. Свежие булочки, масло, сливки, джем… В общем, пиршество богов.
- Присаживайся. Ты как раз вовремя.
Джесс и ему улыбнулась, кивнув на стол. 
И Сэм ощутил, что изголодался не только по вкусной домашней еде. Он не был затворником. И обета безбрачия не давал. Просто обычный мужчина с обычными потребностями. Только, в отличие от брата, даже когда припекало, не рвался сразу же переспать с первой попавшейся смазливой девчонкой. Терпел, пока хватало выдержки. Вернее, пока не встречал ту, с которой действительно существовало взаимное притяжение. Но никогда не задерживался надолго. Не желал оказаться причиной чьей-то смерти… Впрочем, ни одна и не пыталась остановить его – словами либо поступками. Вероятно, оно и к лучшему.
Девушка больше не замечала его шрамов. Не опасалась, расслабилась. Вела себя на удивление спокойно и радушно. Намазала ему булку маслом и джемом, подлила в кофе сливок. От неё веяло теплом, добротой… домом, в общем. Тем местом, где хотелось бы остаться подольше. Может, и навсегда. 
Ага, размечтался! Лучше бы тебе призадуматься, как защитить этих двоих. А самое лучшее – убраться как можно скорее, чтоб не навлекать бед. Ясно?
- А Джеф – кто? Твой парень?
- Брат, - охотно ответила она. – Большинство в округе считает его слегка чокнутым… Ну, признаюсь, он и впрямь живёт в своём собственном мире. Только никто не имеет права осуждать его за это! Джефри никому не причинил вреда, даже многим помог… В общем, я люблю его, никому не дам в обиду – и точка.
Сэм кивнул:
- Родная кровь – это святое. У меня вот тоже…
Собирался добавить «был брат», но осёкся, помрачнел и промолчал.
- Что-то случилось? – встревожилась Джесс, проницательно заглянув, кажется, прямо ему в душу. – Нечто такое, что до сих пор не даёт покоя? И потому снятся кошмары?
- Вряд ли тебе, девочка, так интересна чужая исповедь, - излишне резко произнёс он. – Тем более, что, связавшись с вами, я только навлеку очередную опасность на этот дом.
Она не обиделась и не рассердилась. Скорее всего, он вправе так говорить, ведь их случай – точно не предел того, с чем приходилось сталкиваться этому не по годам взрослому парню.
- Но, Сэм, ты ведь наверняка знаешь, как от подобных напастей защититься, а? И не считаешь же в самом деле, что, уйдя в таком состоянии, поможешь и нам, и себе?
Он мотнул головой – и упрямая (вся в хозяина) влажная прядь опять упала на глаза.
- На меня тоже объявлена охота. И чем дольше я здесь задерживаюсь, тем больше вероятность того, что нечисть и вами заинтересуется. Нужны тебе лишние – смертельно опасные – неприятности? Уверен, нет… А защита – ну от большинства тварей защищает соль. Каменная, настоящая, рассыпанная вдоль подоконников и порогов.
- А обычная почему не подходит? 
- В ней слишком много примесей, нейтрализующих защитные свойства.
- Если я в магазине попрошу мешок каменной соли, - вслух подумала девушка, - меня, кажется, сочтут ненормальной.
Сэм чуть заметно улыбнулся, представив такую картину. Его, кстати, удивляло и – да, восхищало – желание Джессики узнать как можно больше о незнакомом предмете. И не только спросить и пропустить мимо ушей, а именно выслушать и воспринять. Ей и впрямь было интересно то, что он говорил.
- Во-первых, мешка не понадобится. А во-вторых, есть место, где её выдадут без вопросов.
- Так, может, я съезжу в перерыв и сюда завезу? А вы с Джефом устроите всё как надо. Ты же его научишь, да?
- Боже, девочка, - Сэм улыбнулся, уже не сдерживаясь, - да ты по сумасшествию любому охотнику сто очков вперёд дашь!
- Даже если и так, что с того? По крайней мере, ты не взвалишь на себя ответственность за наши судьбы, когда уйдёшь.
Его улыбка померкла, словно огонёк ветром задуло.
- Хорошо, вот адрес… Запомнила? Скажешь – от Винчестера. И что сувенир за мной. С остальным мы с ним сами разберёмся.
- Договорились… Может, таблетку?
- Нет! – отрезал он. – И так терпимо. Переживу.
Видеть, как брат умирает раз за разом, и не иметь возможности спасти – невыносимо. Тут и так кошмаров под завязку. Легче сразу повеситься… да нельзя.

Если бы только кто знал, как её тянуло к этому человеку, наверное, очень удивился. Но ведь тянуло – как железку к магниту.
Упрямый, гордый, сильный. Старающийся всегда и во всём держать дистанцию. Не признаваться в собственной слабости и страхах. Пускай, как Джесс уже поняла, те терзали и мучили его, вероятно, каждую ночь. Выматывали, уничтожали.
А когда непокорная прядь упала на лоб, девушке захотелось отвести её. Взять расчёску и отпустить на волю чудесные густые волосы парня, которые то были прилизаны, то неопрятными лохмами топорщились во все стороны. И дальше пропустить эти, возможно, шелковистые пряди сквозь пальцы. Утонуть в его ореховых, сейчас полных боли и тоски глазах. Прижаться, просто постоять в обнимку, чувствуя себя защищённой от невзгод.
Она едва сдержалась, чтоб не воплотить мечту в реальность. И не потому, что слишком давно никого не было. Вот не сочтёт ли Сэм её легкодоступной, готовой, как сучка при течке, лечь под любого, лишь бы член имелся? Так рисковать девушка не могла.
Нет, конечно, Джесс девственницей не являлась. У неё в своё время было несколько любовников. Но ни один не жаждал иметь в качестве бесплатного довеска к ней Джефа, отчего-то считая того убогим и недалёким. А ей точно не нужны партнёры, не относящиеся к брату с уважением.
Вон даже Ларри (сотрудник той же фирмы, где работала и она), с которым вроде как бы наладились нормальные отношения (он бывал у неё и на ночь оставался), оказался предателем. Просто однажды девушка – совершенно случайно, конечно, - подслушала краем уха разговор, когда Ларри обозвал её брата «немым придурком». И после, ничего не объясняя и не давая оправдаться, резко порвала с ним всякую связь…
Да, признаться честно, бывший наверняка и в подмётки не годился человеку, находящемуся сейчас в её доме. По сути – незнакомцу, которому она бы без колебаний доверила свою жизнь. И не только свою…

С большим трудом досидев до обеденного перерыва, Джессика стремительно вышла, почти выбежала на стоянку и, заведя подержанный, но такой удобный Форд Фокус, лихо рванула с места в карьер.
Девушка хорошо ориентировалась в городе, а потому довольно скоро отыскала нужный адрес. А увидев вывеску, растерянно заморгала. Либо она сама что-то перепутала, либо Сэм дал неверную информацию. Только зачем ему это?
Купить каменную соль в «Мелочах для дома» представлялось дурацкой шуткой. Но Джесс, хоть и подозревала, что её высмеют, всё-таки решила рискнуть и выбралась из салона.
Мелодично звякнул дверной колокольчик. Кондиционированная прохлада помещения показалась избавлением от духоты майского полудня.
Из дальнего угла навстречу спешил приземистый мужичок в клетчатой рубахе навыпуск и потёртых джинсах. Скорей всего, это и был хозяин магазинчика. И, судя по первому впечатлению, он не дотягивал до звания знатока всех охотничьих мелочей. Ну да что поделать, ведь попытка – не пытка. Она-то ведь уже здесь, так?
- Мисс заблудилась или ищет что-нибудь оригинальное для дома? – осведомился мужчина, окидывая её цепким взглядом, под которым хотелось поёжиться. Словно под прицел угодила, почему-то пришло сравнение.
- Сэму Винчестеру требуется соль. Каменная, - уточнила девушка.
- Этому рыжему ублюдку? Давненько на глаза не показывался.
Услышанное её возмутило и оскорбило до глубины души. Но ответила Джесс предельно вежливо и очень холодно:
- Возможно, мы о разных людях говорим? У моего знакомого волосы каштановые. И, может, жизнь ублюдочная, да только не он сам. Вы не имеете права его осуждать, если не знаете лично.
Выражение глаз мужчины неуловимо изменилось, взгляд стал по-настоящему искренним и добродушным. Он хмыкнул:
- Девочка, никак ты на него запала? Ох, уж этот Сэм! Только самое лучшее… Извини, нужно было проверить, а то мало ли. Не сердись на старика, а?.. Идём. Посидим, побеседуем. Расскажешь, что с ним.
- Я засиживаться не могу. А Сэм ещё просил передать, что сувенир по-прежнему за ним.
- Я ненадолго задержу. Да и лишние уши нам ни к чему, верно?
Он двинулся в обратном направлении. И ей не оставалось ничего иного, как последовать за ним. В закуток (личный кабинет?), где стены разрисованы странными символами.
- Закрой дверь. – Мужчина уже поднимал крышку ящика, внутри которого в водонепроницаемых упаковках хранилось нечто. А когда она послушалась, добавил: - Так что там с мальчиком? Как он? Жив?
Беспокойство в его голосе поразило. Кажется, Сэм – не такой уж одиночка, как чудилось ранее.
- Жив. Он спас нас с братом, вытащил из подземелья, а сам угодил под удар. Чудище ему руку повредило… Но ничего, я верю: Сэм сильный, справится. Да и я постараюсь помочь… Только… простите, не знаю вашего имени.
- Для друзей Сэма – просто Билли.
- Очень приятно. Джессика, - в свою очередь представилась она. – Только вот тревожат меня эти его ночные кошмары. По-моему, он уже спать боится. Не знаете, из-за чего?
- А у него спрашивала?
- Молчит… Но, Билли, ему же больно, плохо! Я ведь не слепая, вижу. Да представления не имею, как его спасти, избавить от страха! Если вы хоть что-то знаете, скажите. Прошу вас.
- Тебе и впрямь не безразлична его судьба, - вроде как констатировал Билли
- Да, - шепнула она. – Пожалуйста.
- Веришь, в подробностях всего не знаю, но история невесёлая. У него был старший брат – Дин. И тот погиб. Сгорел при пожаре, когда ребята занимались очередным делом. Сэм успел вытащить ребёнка, за которым охотилась жуткая тварь. А брата спасти не удалось… Когда я подобрал парня, думал: не жилец. Обгорел так, что смотреть страшно. Будто пытался прорваться сквозь бушующий Ад… Но, видишь, оклемался вроде. Только до сих пор продолжает обвинять себя в смерти Дина. А это, понятное дело, не прибавляет здоровья… Я каждый раз удивляюсь, когда вижу, что он покуда на своих ногах… Кожа-то новая наросла, а вот сердце, вероятно, так и осталось обожжённым.
- Господи! – ужаснулась девушка. – Бедняга! Мне так жаль…
- Ему не вздумай сказать, будто жалеешь, - предупредил Билли. – Не терпит он этого… Вот тебе, девочка, и соль. Передавай Сэму привет. И что я жду обещанного. Понадобится – забегай. Чем сумею, тем помогу.

Когда Джессика, перемыв посуду и собравшись, уехала на работу, парень понял: делать-то, в общем, и нечего. Попрактиковаться в стрельбе тут вряд ли получится – слишком людно, всё открыто для посторонних глаз. Бродить по дому? Спать? Нет уж, увольте… Вот если только пробежаться по сайтам. Или, может, почитать чего.
Прихватив пару журналов и зажав локтем, он отправился в свою комнату…
Странно, вообще-то, звучит: комната – своя. Отродясь такого не случалось. Помещения всегда были общими – с отцом и братом, затем только с Дином. Импала, номер мотеля, просто какая-то развалюха на отшибе. Даже, оставшись один, он продолжал ощущать чьё-то невидимое присутствие. Словно некто заглядывал через плечо или дышал в спину. Здесь же подобного ощущения не возникало.
Впрочем, долго листать довольно скучные страницы ему не дали. В дверь осторожно поскреблись.
- Можно?
- Заходи, - отозвался парень. – Ты ведь здесь хозяин.
Джеф неуверенно затоптался на пороге. 
- Я… тут это… - промямлил он, опустив голову. Потом, набравшись смелости, шагнул к выжидательно глядящему на него гостю. И протянул… ноутбук. Такой знакомый. – Вот… разбилось тут, я подправил.
- Спасибо. Выручил, старик, - Сэм широко улыбнулся, принимая нежданный подарок. – А то я без машинки, как без рук.
Мальчишка застенчиво улыбнулся в ответ, торопливо добавив:
- Ещё у батарей теперь заряд держаться дольше будет. Ну и память расширил.
- Да ты, смотрю, гений! – присвистнул Сэм. – Не знаю, как и отблагодарить… Веришь, я уж замаялся розетки искать.
- Разве там, где ты живёшь, электричества нет?
Кажется, Джефри перестал ожидать подвоха, расслабился. И теперь общался без запинки. Как со старым добрым знакомым.
- Чаще всего нет. Да и постоянного места обитания тоже нет. Не при моём образе жизни.
То, что Винчестер, почти не думая, произнёс перед этим, не являлось лестью. Джеф на самом деле был необычайно талантлив, когда дело касалось техники. В особенности – компьютеров. Он мог часами (а дай волю – и днями напролёт) просиживать возле собранного собственными руками из выброшенных кем-то деталей компа, усовершенствуя базу, память, блоки. Прочее его не настолько интересовало, в этом он полагался на сестру.
- Плохо без дома.
Мальчишка почесал переносицу, задвинул очки на место. Молча пошевелил губами, будто что-то прикидывал. И неожиданно выдал:
- Может, тебе солнечные батареи поставить? Как у меня. А что? Они почти вечные, да и заряжаются сами.
- Ты пользуешься солнечной энергией?!
Удивлению Сэма не было предела… Нет, разумеется, он слышал о подобном, но это скорее относилось к крупной технике – типа автомобилей или частных электростанций. А вот чтоб в электронике?
- Ну, - Джеф кивнул. – За электричество платить не надо.
- Покажешь?
- Тебе правда интересно?
- Спрашиваешь! Конечно, да.
- Ага, - мальчишка склонил голову набок. Испытующе заглянул Сэму в глаза. И будто внутри лампочку включили – лицо озарилось светом. – Пошли.

Вернувшуюся Джессику встретила необыкновенная тишина.
- Эй, ребята! – окликнула она, несколько обеспокоившись.
Ни слова, ни звука.
Девушка заглянула в гостевую – Сэма на месте не оказалось.
Да, чёрт возьми, что тут случилось? Где все? Винчестер решил уйти, не дожидаясь? Но на него такое не похоже. По крайней мере, по её представлению.
А Джеф? С ним всё в порядке?
Джесс начала подниматься наверх, но на полпути остановилась, поражённая донёсшимся… смехом? Очень давно её брат не смеялся. Вот так вот – свободно, легко, от души. С того самого времени, как родители погибли в автокатастрофе. Тогда парнишка и замкнулся, ушёл в себя и технику. Компьютеры заменили ему и общение, и подружек. Единственная, с кем Джеф продолжал разговаривать без проблем, оставалась сестра. При других он начинал заикаться, мяться, будто теряя мысли и слова. Возможно, именно поэтому его считали не от мира сего.
А сейчас Джеф попросту ржал. И не один. Добродушный смешок и несколько неразличимых отсюда фраз снова ввергли мальчишку в раскаты хохота.
Это было поистине чудо, которое сотворил появившийся ночью замечательный парень.
Осторожно, чтобы ненароком не спугнуть радость, девушка подошла к комнате брата, чуть приоткрыла дверь… напоролась на насторожённый взгляд Сэма. Но через мгновение его глаза потеплели… а потом двое снова уткнулись в экран, причём Джефри быстро что-то рассказывал, тыкая пальцем то в иконки на рабочем столе, то в клавиши.
Гость внимательно слушал, временами вставляя свои реплики. Что-то добавляя или переспрашивая. То и дело мелькали заумные термины. Но оба, кажется, вполне понимали друг друга.
Всё в порядке. И ей не стоит мешать общению. Пускай себе развлекаются, пока есть возможность.
Со спокойной душой, магнитом прикрепив записку «Буду вечером, не скучайте» к холодильнику, а упаковку с солью оставив на столе, девушка отправилась разбираться с запросами и жалобами. Ей-то точно скучать не приходилось…
А вечером поджидал приятный сюрприз: парни сготовили немудрёный, но вкусный ужин. Кто бы мог подумать, что охотник ещё и готовить умеет? Да и Джеф сиял, как новенький серебряный доллар.
- Ох, какие молодцы! – восхитилась девушка. – Я и не подозревала, что вы кулинары. Спасибо, ребята.
- Знаешь, - уплетая салат, похвастался брат, - Сэм меня научил битой пользоваться. В последний раз я его чуть не достал. 
- Думаешь, стоило это делать?
Сэм посмотрел из-под нависшей чёлки с неодобрением. Какая-то тень мелькнула в глазах.
- Конечно, стоило. Он – мужчина. Его обязанность – защищать сестру. А если не умеет даже нормально палку держать, какой из него защитник?.. В конце концов, Джеф и сам был не прочь позаниматься. Да и вреда ему не причинили. О чём разговор?
- Правда, Джесси, ты меня за ребёнка держишь? – возмутился мальчишка. – Я хочу быть полезным.
- Ты и так много пользы приносишь, - попыталась уговорить брата девушка. – Зачем драться?
- Сэм же вот умеет! – заупрямился тот.
- А много ему?.. – в запальчивости начала Джесс, но прикусила язык, удержав готовые вырваться слова «это счастья принесло». – Ладно, - поостыв, примирительно добавила она. – Как знаешь. Ты ведь и впрямь у меня взрослый… Я просто не думала раньше, - обратившись к Сэму, проговорила девушка, - что драка – хорошее разрешение споров.
- Не лучшее, - сознался парень, оставаясь в напряжении. Будто её возражение задело его глубже, чем она могла подумать. – Но иногда ничего другого не остаётся.
- Не сердись, хорошо? Я постараюсь понять… Может, ты и прав.
- Я не сержусь.
Но это прозвучало не слишком убедительно. И тень никуда не девалась.
Она пожала плечами, не зная, что тут ещё можно сказать или сделать. И остаток ужина прошёл в молчании…

А ночью, услышав за тонкой перегородкой сдавленный стон, прямо как была – полусонная, босая и в пижаме – прошлёпала к Винчестеру. Больше сдерживаться она не желала. Только лишь защитить от кошмаров. И пускай думает, что хочет. Его право.
Просто забралась под плед. Обняла. Прижалась щекой к его обнажённому плечу. И вовсе не удивилась, когда парень, задрожав, распахнул потемневшие, полные слёз глаза. Его волосы ещё больше спутались и слиплись от пота, а грудь ходила ходуном, вздымаясь от приступов беззвучного плача.
- Тс-с… успокойся, милый, - прошептала она. – Всё нормально. Я с тобой.
- Никак пожалеть решила? – охрипшим, севшим голосом осведомился он. 
- Глупый, - выдохнула девушка ему в лицо.
Наконец-то мечта осуществилась, и она жадно приникла к шершавым, обветренным губам. Пальцы погрузились в густые, влажные пряди, ероша и взлохмачивая.
Его тело на мгновение точно сжалось. А затем почти явственно давнишняя боль и скручивающее напряжение вытекли наружу, растворились в пустоте. Он жадными глотками поглощал её нежность, тепло, свет, словно никак не мог насытиться. Но и отдавал ничуть не меньше.
Когда они успели скинуть остатки одежды, никто и не вспомнил.
Их губы, языки, пальцы оказывались где ни попадя, наслаждаясь каждым кусочком кожи, каждым изгибом тела, каждым шрамом.
Её рот, как долгожданный подарок, присосался к вздыбившемуся члену. А нетерпеливые руки продолжали бродить, лаская мошонку, щекоча внутреннюю сторону бёдер, пощипывая соски.
Когда парень понял, что ещё секунда – и выдержка закончится, он нежно, но решительно подтянул её повыше. И теперь уже сам языком рисовал круги и всякие кривые на нежной коже. Почти до боли закусывал губы, мочки маленьких ушек… целовал грудь… забирался в потайные местечки. Пока она не забилась в оргазме, со вскриком упав на твёрдую, широкую грудь. И сердце бешено колотилось, а на припухших губах проявилась слабая, но чрезвычайно довольная улыбка.
Едва переведя дыхание, Джесс прошептала замирающим голосом:
- Твоя очередь… не мешай.
Но разве удержишься, когда вздымающиеся волны прибоя увлекают за собой ввысь? Разве можно не коснуться чуда, не проверить: уж не сон ли?
Она неслась вскачь, наращивая амплитуду раскачиваний. Светлые волосы реяли победным знаменем. Голова запрокинута назад, глаза полуприкрыты. И бесподобный женский аромат разгорячённого тела щекотал ноздри.
Взрыв ощущений, эмоций, запредельного восторга и полёта, когда душа сперва распадается на части, а затем соединяется, обновляясь и всасывая в себя чужие фрагменты, накрыл их одновременно.
- Боже! Кажется, я никогда не была так переполнена, - наконец вспомнив, как говорить, произнесла она. – Сэм, ты великолепен…
Парень только хмыкнул. Повреждённое и потревоженное запястье опять гудело и пульсировало, рассылая огненные вспышки в плечо и выше. Да и чёрт с ним! Рано или поздно заживёт. На нём всё заживает, как на собаке.
- Я побывала у Билли.
- А? Ну да, я понял.
- Тебе привет. Он всё ещё ждёт обещанное. И беспокоится за тебя… И, Сэм…
Отметив, как переменился её тон (словно Джесс заранее просила прощения), он насторожился.
- Что?
- Я знаю о твоём брате. И о пожаре тоже.
- Ну кто его просил трепаться? – вспылил охотник, усаживаясь так, что девушка не могла увидеть выражения лица. – Вот ведь болтун старый! Только успевай уши подставлять – под завязку накидает всяких бредней.
- Может, это не моё дело… - начала она.
- Точно – не твоё.
Но девушка будто не заметила, что её перебили.
- Я представляю, каким ударом стала для тебя его смерть. Если бы вместе с родителями погиб Джеф, я бы точно наложила на себя руки. Он стал для меня спасением, якорем, держащим в жизни. Но долгое время я просыпалась в ужасе, опять видя, как родные люди сгорают заживо… - Она сглотнула горькую слюну, переживая давние события. Ей вовсе не хотелось воскрешать прежнюю жуть, но если воспоминание поможет… - Это произошло не вчера и не неделю назад. Так же, как у тебя, насколько я поняла. И с течением времени я как-то притерпелась. Не то, чтобы забыла, нет. Просто смерть отошла на задворки памяти. Понимаешь? Я помню, но уже не кричу от страха и боли… - Приподнявшись на локте, Джессика ладонью чуть коснулась его спины. – Но вот что не в состоянии понять, так это - почему у тебя так не получается. Сэм, ты словно каждую ночь умираешь заново… Или случилось что-то ещё, о чём ты упорно молчишь? Расскажи. Я не проболтаюсь. Да и кто бы мне поверил, а?
- Что тебе уже известно?
Безэмоциональный, бесцветный голос, от которого становилось очень не по себе. 
- Немногое. Вы охотились на какое-то чудовище, похищающее детей. Случился пожар. Ты сумел спасти ребёнка, а брата нет. И Билли уж думал: ты помрёшь от ожогов. Но всё же вырвал из лап смерти. Или ты сам вырвался. Это уж как посмотреть. Собственно, вот и всё, что он поведал.
- Это был демон. – Сэм передёрнул плечами, поморщился, но, начав говорить, решил не останавливаться. – Он выискивал одарённых детей. С необычными способностями. Чтобы создать свою собственную армию… Я подозревал о ловушке, но Дин… Дин сказал: мы не имеем права бросать начатое. И мы… в общем, разделились. Мне, наверное, не стоило уходить… вдвоём мы бы справились… Я слышал треск распарываемой плоти и безумный крик… и огонь… огонь повсюду. А демон смеялся и утверждал: ты станешь моим. Я… я прикончил тварь, только брату это не помогло. Он, даже умирая, просил: спаси малыша. Я не мог его ослушаться… Да лучше бы сдох вместо Дина!
Слова резали глотку бритвенными остриями. Он снова захлёбывался кровью и виной. Сухие рыдания рвались наружу.
Джессика всем телом приникла к нему, крепко обняла. Слёзы текли из глаз, оставляя на побледневших щеках влажные дорожки. Но она их не замечала. 
- Милый, ты при всём желании не мог разорваться надвое. Не вини себя. Ты же ведь предупреждал.
Поглаживая, нежно прикасаясь губами, она утешала, убаюкивала. Возвращала сюда, в сейчас, в этот дом и постель. Дарила надежду – ну хоть на что-то.
- А во сне? Во сне были какие-то изменения?
- Дин молчит, а это куда хуже криков. А потом сквозь пламя тянется обгоревшая рука, и я слышу в тысячный раз: будешь моим.
- Погоди-ка, - она, не разжимая объятий, передвинулась так, чтоб видеть его. И парень в её глазах обнаружил отражение своей боли. – Ты ведь утверждал, что убил мерзкую тварь. Отчего же она никак не угомонится? Что-то тут не складывается. Либо демон мёртв, но тогда он не должен мучить тебя, либо…
- …либо я убил кого-то другого, - завершил Сэм начатое предложение.
- Этот твой демон… прости… не мог создать двойника? Или киношку прокрутить? Так, чтоб на реальность было похоже…
- Хитрожопая погань способна на всё, что угодно. Я, правда, не представляю границ его возможностей. Однако…
- Значит, существует шанс на то, что твой брат жив и находится там… ну не знаю, в качестве приманки?
- Не издевайся, - тихо попросил он.
- Даже и не думала, - серьёзно ответила она. – Адову куску дерьма надо как-то тебя достать, заставить сломаться. А это, видать, самый проверенный способ. Скажешь – нет?
Сумасшедшая искра надежды вспыхнула среди тьмы, окутавшей его душу. Как путеводный маяк. Если Джесс права, и Дин жив (а он не допустит и капли сомнений, пока самолично не убедится в обратном), то…
- Я знаю, где они.
Ещё бы не знать, коль оттуда всё и началось.
Отлично понимая, что у парня появилась новая цель, смысл жизни, девушка не стала ни о чём просить, уговаривать остаться. Понимала: это бесполезно. Он всё равно уйдёт.
А потому они вместе забрались в душ, где под прохладными струями неторопливо – напоследок – занялись сексом, запоминая и даря друг другу любовь. Затем она помогла ему вымыться, по-своему расчесала гриву густых тёмно-каштановых волос. Поцеловала.
Приготовила завтрак.
- Поешь, ладно?
- Ладно.
- Твои вещи, кстати, я выстирала. 
- Спасибо, Джесси. И за поддержку. И вообще за всё. 
Нежная, немного печальная улыбка коснулась её губ, отразилась в глазах.
- И тебе спасибо, милый. За брата. Не думала, что Джеф вдруг оживёт. Он так долго был замкнутым в собственном мирке, что я опасалась – это навсегда. Ты просто чудо сотворил.
- Чудеса происходят неожиданно, когда почти отчаялся. Очевидно, никогда не стоит терять веру.

Двое стояли возле ограды – по разные стороны.
- Может, подбросить поближе к месту? Мне несложно.
Сэм посмотрел на пока тёмное небо, усыпанное звёздами. Перевёл взгляд на удивительную девушку. Поддёрнул лямки рюкзака.
- Нет, я лучше так, пешком. Ты же помнишь: охота не закончена. Лучше не рискуй.
- Ничего, вместе отобьёмся, - Джесс мотнула головой, с вызовом ответив на его взгляд. – Джеф сделает какие-нибудь датчики или отпугиватель, он способный. Я тоже научусь драться. Ты ведь поможешь? Да?.. И потом, у тебя есть Билли, у меня – Соул. Неплохая команда.
- Что сказать? Я не знаю даже, где завтра окажусь.
- Тогда просто помни: тебя здесь всегда ждут с любовью и примут с радостью. Тебя и твоего брата, когда ты его отыщешь. Возвращайся, это теперь и твой дом, Сэм.
Склонившись, парень бережно коснулся губами её лба. Наслаждаясь последней минутой покоя, вдыхая неповторимый, сладкий запах светлых волос. Потом резко отвернулся и двинулся своим путём.
Девушка молча смотрела ему вслед. 
Гордая осанка, расправленные плечи, вздёрнутый подбородок. Плавный, стремительный шаг.
Мужчина, который уходил на очередную битву. 
Несмотря на лёгкую хромоту и сломанную руку, он по-прежнему оставался опасным и грозным противником. Джессика в этом ни капли не сомневалась.
А ещё очень хотелось верить, что когда-нибудь Сэм обязательно вернётся. Она ведь будет ждать. 



Сказали спасибо: 5

Чтобы оставить отзыв, зарегистрируйтесь, пожалуйста!

Отзывов нет.
Данный сайт содержит
материалы для взрослых
18+
Логин:

Пароль:

 запомнить
Регистрация
Забыли пароль?



Авторы: ~ 8 A B C D E F G H I j K L M N O P q R S t V W а В Д К М Н П С Т Ф Х Ш Э

Фанфики: & . 1 2 4 5 6 A B c D E F G H i J L M N O P R S T U V W А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Я

  наши друзья
Зарегистрировано авторов 851